• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: культурное наследие (список заголовков)
10:43 

Гиперборея

Вы когда-нибудь топали, как я сейчас, уже подмерзающими ногами, по туманному полю, жидкому лесу с кусками мха и тумана на камнях и деревьях?
А вот я иду. Прямо сейчас. И это туманное безветрие полностью раскидало время так далеко, что я давно забыл какое время суток сейчас. Не ночь, и то хорошо.
Куски ржавого мха, неожиданные кривые чёрные острые ветки, нападают пятнами на меня, рвутся в лицо и под ноги.

В такой погоде ты быстро понимаешь, что никогда не ходил по земле, а лишь плыл, лишь едва задевая острые стебли дикой травы. Ты плывёшь в этом влажном бесконечном мареве, не желая ничего, но понимая, что спать тут - дело неблагодарное. Если хоть на небольшой привал остановишься, вещи моментально намокнут, густо покрытые мелкой взвесью капель тумана.

Шагов не слышно. Да ничего не слышно в этой белой бесконечной патоке.
Я поднимаюсь по большим округлым камням в горку, где плотный туман рвётся неровными клочьями, оставляя между ними лёгкую белую поволоку. Здесь можно даже разглядеть и обросшие мхом ржавые сосны и подстилку из серого мха, который хрустит под ногами в сухие солнечные дни.

Здесь, в этих местах может помочь лишь идеальное знание дороги, настолько, что бы можно было её пройти с завязанными глазами и ни разу не споткнуться. Удача? Забудьте про неё! Не в этом месте, точно. Никакая удача не спасёт здесь тебе жизнь.

Я точно знаю направление, знаю, что мне нужно спустится и снова немного подняться на очередной каменистый холм.
Деревня вся из грубо обтёсанного бревна возникает и плавно, и внезапно, одновременно.
По началу, в этом молоке тумана, эти дома кажутся миражом. А потом неожиданно оказываешься чуть ли не посреди деревни. И поверь, путник, о тебе уже давно знают и целят из луков, а кто-то приготовил копья и мечи - расположение и радушие во всём его неприкрытом истинном виде.

Что ты здесь забыл, кто ты - спросят. Но спасёт ли тебя это? Здесь не любят чужаков, да и нечего тут делать.
Каждый мужчина в этом месте крепко сложен, кожа, зачастую, волосы, да и мех-одежда - цвета всё того же бесконечного серого "оленьего мха", который успевает набить оскомину за время пути.

Старцев ты не увидишь. А Главный похож на бога Тора, настолько он огромен, спокоен, предельно плавен и опасен.
С тобой поговорят, ведь лишь отчаянные люди пойдут сюда специально, ну а про удачу я уже всё сказал.

Лучшие кузнецы, тёплые меха, оленьи рога, лучшие воины -варвары Севера. Не дикие, нет - спокойные, как сам Север.
...............

Странно, сколько лет прошло... А ничего не изменилось.
Всё тот же снег посреди тумана. Те же бурые огромные медведи, те же люди...
А не уходит из памяти, тянет в эту снежную холодную Гиперборею.
И вновь топать бессонные ночи, и дни по бесконечному туману, рискуя переломать ноши самостоятельно или при помощи местных зверей. Так уж повелось.

09-08-12
http://www.proza.ru/avtor/pystaya


@темы: Татьяна Глаголева, творчество, культурное наследие, творчество

14:38 

потоки мысли

Если сказать что моя жизнь активна - то считай, это не сказать ни о чём.

Кроме работы, которая позволяет мне мотаться в Москву от одного до нескольких раз в месяц (или в неделю о_О), я много хожу (от 5 до более 30 км каждый день), постоянно вляпываюсь в авантюры, приключения и вообще.

При этом, как говорилось в предыдущих постах, я веду свой проект, три блога (в два идёт ещё пересылка), твиттер, фейсбук, гугл+, посещаю лепру (да, я сирани 13к) и делаю что-то ещё.

Активность моего мозга и жизни настолько велика, что я трудом помню что было вчера (не пью, не курю, наркотиками не балуюсь), а уж вспомнить что было неделю назад - вообще крайне затруднительно.

При этом ещё очень активно думаю и продолжаю ловить приключения во сне, благо так популярные нынче осознанные сновидения для меня - способность врождённая.

Ещё активно общаюсь со знакомыми, и прочее, прочее, прочее...

Но сегодня (и, кажется, это уже не впервые), просматривая фотографии со свадьбы своих хороших знакомых, я поняла, что не участвую в жизни.
Противоречиво звучит, наверное.

Но я не принимаю участие в жизни людей настолько, что бы они звали меня на свадьбы, дни рождения, крещение (слава богам) и прочие чисто семейные посиделки.
Да, я выбираюсь с участниками клуба БСМ(Ф) в походы, да я с ними вижусь, но даже любимый мой поэтический вечер Трёхрогая Луна проходит без моего участия.

Иногда я думаю: а почему?
А потом удивляюсь своим вопросам и почему такие вопросы вообще возникают в моей голове.

Я настолько старательно избегала всегда личное глубокое отношение, что удивительно вообще, что они про меня вспоминают.
(пугают меня эти штуки и почти всегда угнетают)

С моей постоянной работой с огромными потоками людей, личные отношения мной практически не воспринимаются, ибо это другой уровень общения и доверия.

Постоянно общение вызывает у меня приступы жёсткой мизантропии, социопатии, уход в себя и всё такое.
Скрытность характера (многие тут недоверчиво хмыкнут), и всё же, скрытность моего характера настолько не позволяет показать свои ощущения, что я могу месяцами не писать в дневники.

Не только и не потому что мне не о чем рассказать.
А потому что:
- "этот сумбур" в слова фиг выразишь
- нытья в Интернете хватает и без меня
- я не люблю показывать свою Бездну, ибо людям от этого больно.
- весенние и осенние обострения никто не отменял

как следствие, можно сделать простые выводы, на тему "раз я сейчас это пишу, то сейчас":

- нет приступов мизантропии, социопатии и вообще неприятия ко всему сущему
- нет весенне-осеннего обострения (ура, скоро осень!)
- вполне приемлемое настроение, я готова общаться, встречаться и даже достаточно близко к себе подпускать
- "сегодня я почти экстраверт"
- пытаюсь наладить совершенно отсутствующую личную жизнь, не имея никого на примете (посмотрим, как получится)

- и последнее, пожалуй, самое важное для меня, - нахожусь в состоянии творчества внутри себя, которое скоро будет выливаться на бумагу в виде неровных строчек продолжения романа Пути Императрицы, точнее уже выливается, но куда меньше, чем хотелось бы, потому что пока время убегает до того как я успеваю схватиться за ручку.

Сейчас я напоминаю себе Арахну, вытягивающую нити чудес из повседневной жизни, ваших блогов, новых френдов и так далее.
Звучать будет эгоистично, зато честно - новые потоки позволяют настроится на нужный лад, уловить необходимые вибрации, музыку, накопить их в достаточно качественно-количественном эквиваленте, что бы это можно было начать пытаться изобразить в словах.

Ваши записи, работы, музыку - тяну на себя, оплетаю сама себя как большой шелкопряд или гусеница, что бы раскрыться удивительной радужной бабочкой потока волшебной музыки слов.....

(Остапа опять понесло...)


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, творчество

15:14 

Ийскуйссство

Продолжим.
Такие вот рисунки у меня.
x_31517d65 (337x480, 23Kb)

подпись:
Одиночество сна - половина тебя
А с тобой - это сон на двоих.

А это Фонарь рисунок вроде как тушью и золотой краской
x_8dd8c677 (283x394, 27Kb)


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, творчество, учусь рисовать

09:14 

Без заголовка

Порой такие снятся сны
Что вся реальность кажется нелепой
Когда доказывать не нужно,
Что настоящее и где.

Я для себя давно уже определилась
Кто и зачем мне нужен и когда.

Я не страдаю без тебя,
Просто есть Ты, а есть другие,
тот кто не нужен, хоть убей
тот кто не в теме для меня

Проснувшись ночью в тишине
Легко даётся осознанье
Что вот есть сон, есть жизнь, есть ты
Но ты - во сне. А я - в реальности.

мечта? скорей необходимость
тебе приснится как и ты

не важно, где, когда зачем.
важно что б это вещим было.

Мои слова - внутри меня
Снаружи лишь молчание.
Я не могу кому-то рассказать
И не хочу. Что б не убить подарок.

Простите все за сей сумбур
в стихах я вовсе не мастак
Но нужно было написать
Хоть что-то. дальше я - молчок.

25.07.2011


@темы: Татьяна Пустая, творчество, культурное наследие, стихи, творчество

10:07 

Картинки 2

Старые все картинки.
Эта "моё сердце -тебе" акварель.
x_6436c54e (345x480, 27Kb)

2. Рисунок белой гуашью на чёной фотобумаге


x_39eeaa4a (332x481, 37Kb)

"Первый день ноября, замерзают края. и горят фонари зря.
Проплыла над дворомстая синих ворон.
Колокольный в ушах звон
Бери шинель. Пошли домой
облупилась луна. наступила зимаи немного себя жаль
ровно тысячу лет я иду по земле оставляя тебе след.
Бери шинель. пошли домой
раз два три мое счастье не внутри
три четыре пять я иду тебя искать" Земфира 1000 лет


@темы: Татьяна Пустая, творчество, культурное наследие, стихи, творчество, учусь рисовать

12:12 

ритуальная песня (стих)

Я куплю золотое кольцо
Настоящее, обручальное,
В платье белом надену его,
зажгу свечи в доме венчальные.

Перед Библией я поклянусь
Во всех горестях, во всех радостях
Быть с тобой, не изменять,
Разделять кров и постель.

С этих пор, на левой руке,
Словно рана не заживающая,
будет ярко блестеть оно
И отпугивать всех желающих.

Я себе подарю кольцо,
Стану я твоею женой
для меня ты - единственный муж
Даже если тебя рядом нет...

25.07.2011

п.с. может меня и попустит к вечеру...


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, стихи, творчество

09:42 

Картинки 3

И пока коллеги ещё не дошли до своих рабочих мест, кину-ка я очередную пару своих картинок.

долгое время я думала, что масляные краски - идеальное средство для криворуких художников, ибо им можно рисовать слоями, бесконечно, пока не надоест. очень долго хотела попробовать, наконец, одарила себя масляными красками и вот, что из этого получилось.

x_ac92f428 (324x481, 35Kb)

собственно, когда я поняла, что маслом рисую практически абсолютно так же, как акварелью, похихикала и всё же нарисовала ещё пару картинок.


x_1eb2ef14 (349x480, 36Kb)


Эта картинка - девушка из моего сна, не особо похоже, конечно, но мне всё равно нравится.

Рисуются почти все мои художества на картонках из-под чего-нибудь. Идеальный формат - картонка из-под колготок.
Специально собираю )


@темы: Татьяна Пустая, Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, рисунки, творчество

11:58 

Странная, почти восточная сказка.

(на самом деле, это мой сон, а самый конец дописан только что)

Давным-давно, далеко на Востоке, в одном прекрасном как летняя ночь городе, жила принцесса. Руки её были тонки, глаза прекрасны и бездонны как глубокие озёра, а движения плавны и мягки как лёгкий ветер по утрам.
И был у той принцессы один друг, с которым время летело незаметно в приятных беседах и прогулках.
И принцесса была прекрасна собой, и юноша сочетал в себе красоту, ум и силу.
И все в городе давно уже поговаривали о скорой свадьбе, да пара всё не торопилась. Им итак хорошо вместе было.
Но однажды случилось странное и потрясшее весь город событие.


--------------------------------------------
Принцесса вдруг стала холодна, жестока и, как затяжная песчаная буря на открытом месте – невыносима.
Первым делом прокляла торговку сладостями на рынке, а вторым под руку попался её до этого момента самый близкий и единственный друг, которого она неожиданно для всех выслала из города да ещё издала указ, что если тот вернётся, немедленно отрубить ему голову. Юноша был вынужден покинуть город, и с его уходом всё в городе, словно по волшебству или чьему-то злому наговору изменилось.
Перестал быть город прекрасным и приятным как прохлада по утрам, стены домов и дворцов словно стали серыми и ни ярмарки, ни праздники не радовали больше жителей города.
Да и выходить им на улицу совсем не хотелось. Город словно опустел, и жизни в нём почти не было видно, разве что откормленные крысы свободно шныряли по улицам в разные стороны.
Отец - человек добрый душой и мягкий характером не знал что делать, а все его попытки как-то отвлечь ставшую мрачной как ночь, принцессу были безуспешны.
Так прошло долгих три года, и каждый год казался жителю города целым десятилетием.

Что бы отвлечься от мрачных дум, отец задумал строительство каналов в городе. Удивительно быстро были найдены три источника, каждый источник начинался в большой в священной роще за чертой города и, руками мастеров был нежно уложен в ложе из нефрита и белого с прозрачными прожилками мрамора. А в пределах священной рощи прокопано русло и выложено тёмным дорогим в этих местах камнем: чёрным, как ночь обсидианом. Первые же несколько метров источников вольно текли по своим руслам, по дикому лесу, корягам и острым камням. Ручьи то и дело ныряли в подземные гроты и исчезали там, что бы снова неожиданно возникнуть на поверхности земли.
Говорят, что в этих гротах живут священные дикие драконы, что их панцирь искрится на солнце, словно капли ручья.
Все три канала вели к центральной площади у главного дворца принцессы, где объединялись в одном бассейне, выложенном изумительной работы мозаиками. Из этого же глубокого, всегда кристально чистого бассейна вода по проложенным каналам текла дальше, за пределы города, где скапливалась в искусственном озере. Дальше вода уходила под землю, куда-то по своим источникам.
Когда бассейн и каналы были построены, отец устроил соревнование, не виданное доселе в восточном жарком городе.
Мастера соорудили несколько остроносых лёгких лодок, чем-то напоминавшие листья серебристой ивы из священной рощи.
Нашли и гребцов – тех, кто сел на вёсла в эти лодки – сильных прекрасных юношей, по одному на лодку. Юноши садились в лодки и по команде, от самого начала источника, лодочки мчались в бассейн, где победителей ждал щедрый приз. Задача добраться была не такой уж простой – до самой черты города, источники были непослушными, бурлили, пенились, прятали под слоями пены острые камни и не всякий добирался до города.
На это поистине удивительное событие пришли смотреть и жители этого города и многие из других городов, и даже сама принцесса вышла посмотреть на эту странную затею.

Тем временем друг принцессы сидел в соседнем с городом поселении и разговаривал со своим младшим братом.
- Не могу я больше без принцессы. – Говорил он. – Всё тело моё и душа и разум плачут без неё, еда кажется песком, вода - невкусной, воздух - отравленным; и не радуют меня ни день, ни ночь, ни звёзды, ни солнце на небосклоне. Пойду я, брат мой любимый, проберусь во дворец по этим каналам и перед смертью хотя бы ещё раз посмотрю на неё. А там уже и умирать не жаль будет.
- Брат мой, говорят, в бассейне этом, и в каналах и в источниках водятся священные драконы, что съедают всех, кто падает в воду. Не успеешь ты и взглянуть на принцессу, как слопает тебя чудовище.
- Значит, так тому и быть. Не могу и не хочу я больше без принцессы жить. А если уж помирать, то как можно ближе к ней.
Сидит младший брат со старшим рядом, сам в тени, а старший – под жарким палящим солнцем, ничего не чувствует, хоть кожа уже лоскутьями слезает с него. Понимает младший брат, что правду говорит старший, и что всё равно тот себя погубит.
- Что же, брат мой. Коль решил ты – так тому и быть. Но я пойду с тобой - и даже не пытайся спорить. Если тебе не суждено увидеть принцессу, то я сам до неё доберусь и расскажу о твоей глупости и любви.
На том и порешили. И в день начала соревнований пробрались к источникам и поплыли по одному из них. Плыли вместе, друг за другом. Да случилось странное. Младший брат, что плыл за старшим, на какой-то миг потерял из виду старшего, а после этого мига всё странно изменилось. Вдруг он увидел и почувствовал, что плывёт не по течению, а против него, а ещё через миг увидел впереди отдельно плывущую голову.
Уж не знаю, чья это голова была, так как она быстро удалялась, и не разглядеть уже было, да только, когда младший отвлёкся от разглядывания этого неожиданного предмета, старшего уже нигде не было. Да и каналы из тёмного камня вдруг исчезли, словно и не было их никогда, а лишь бурные глубокие ручьи в лесу, удивительная прохлада и тишина вокруг и никакого намёка даже на восточный город рядом не было.
Младший брат в ужасе выскочил из воды, да вдруг очутился в самом центре города, куда они пытались пробраться вместе. Слышал, как клацнули челюсти за его спиной и всплеск воды, словно крупная рыба выпрыгнула и снова ушла под воду.
Когда же снова пришёл в себя, то обнаружил, что лежит в богатых покоях дворца, а сама принцесса растирает ему виски, что бы он очнулся.
- Вот я к тебе и пришёл, принцесса. Нет больше моего брата и твоего друга лучшего. Нет и меня и города, в котором ты жила. Нет ничего больше вокруг. Только скорбь по потере да твоя безмерная глупость, что выгнала брата. Довольна ли ты?
Принцесса долго смотрела молча на брата своего самого дорого друга.
- Немногое я могу сделать для тебя, брат моего друга. Лишь убить себя или стать твоей женой, а тебя сделать царём этого города. Что хочешь, то и выбирай.

Странно всё это было, словно во сне. Сон это и был. А принцесса и сейчас со своим любимым живёт в одном дальнем восточном городе и уже давно они муж и жена и много у них детишек, а никаких ссор и вовсе не было. Вот такая странная сказка.


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, проза, творчество татьяны пустой

00:32 

фильм "Догма" и размышления о "Боге"

Сам фильм первый раз смотрела давно, даже не вспомню когда. Помню, что понравился.
Сегодняшний "перепросмотр" дал повод для некоторых воспоминаний и размышлений на тему моего восприятия и понимания такого общепринятого понятия как "Бог".



Начнём с того, что в семье атеистов была невероятная подборка литературы о религии, которая мною, лет в четырнадцать была зачитана до дыр. В основном, конечно, это история христианской церкви, её многочисленных расколов, катехизис, подробные рассказы о работе испанской инквизиции и многое другое, "своевременно" попавшее в мои жаждущие просветления руки и очи.

Долгое время, благодаря этой литературе, у меня было любимое, так сказать дело. Я узнавала у людей, что они думают о религии и о Боге.
Если они отзывались отрицательно, я предоставляла доводы, почему они не правы и убеждала их в необходимости и церкви (любых других видов святилищ) и веры и Бога, как его не назови.
Ежели встречала людей с положительными отзывами и верой, то предоставляла факты о некоторых весьма неприятных моментах истории любой из конфессий. Эти дискуссии был упоительными и могли длиться часами, так как моё отношение к заданному вопросу было "чистым", непредвзятым.

Со временем появились причины для конфликтов с некоторыми конфессиями, особенно с разновидностями христианства.
В первую очередь, конечно, с православной церковью и со всякими ёговыми свидетелями и прочими шарашкинами конторами.

Не малую роль в этом сыграли попытки со стороны принудить общаться с батюшкой, ходить на службы, а свидетели и прочие сектанты слишком навязчиво предлагают свою религию.

Отношение к конфессиям и их ответвлениям складывались не только благодаря основной литературе данного направления или конфессии, но и служителям, и прихожанам или просто "верующим", с которыми, опять таки, сталкиваться приходилось чаще чем иногда хотелось.

В результате всех событий сложилось мнение, что я останусь нехристем, а уж если чёрт дёрнет креститься, то выберу исключительно католичество, хотя наши приходы (костёлы) мне почти все не нравятся.

Так же, многочисленные и долгие беседы со всеми разнообразными представителями дали сложиться весьма определённому мнению к религии в целом.

Большая часть известных религий построена на бинарной логике. Это говорил и Гегель.
Хорошо - плохо, можно - нельзя, святой - грешник.

Не смотря на то что я вообще не сторонник бинарной логики, всё же считаю, что для религий есть в этом определённый резон.

Но я не об этом сейчас. Моё мнение о людях в любой религии одинаково.

Есть лжецы, что постятся, ходят на службу и "каются". А на деле это мрази, что выйдя лишь за дверь, начинают старательно грешить по всем меркам. Есть священники (не важно как в какой религии они называются), чья ложь и несоответствующее сану и данному обеду поведение написано на их жирных лоснящихся лицах огромными буквами.

Я же либо слишком неправильный, либо слишком правильный человек.

Когда рядом с Владимирской церковью, которую ненавижу всеми фибрами своей грешной души, продавали всякий хлам, я по истине понимала гнев, боль и разочарование Христа. Мне хотелось орать: вон отсюда! это храм божий!
хотелось выгнать всех поганой метлой, да так что бы не возвращались.

Раньше меня часто спрашивали, верю ли я в Бога, и хожу ли я в церковь, или почему не крещусь, например.
Было и смешно и грустно за людей, за их извращённое понимание и отношение слова Бог.
Я всегда отвечала: я не верю в бога. я знаю, что он есть.
зачем креститься или ходить в храм, ведь главный храм - это твоё сердце, и там бог и там его дом.

Мне неприятно смотреть, как в христианском, буддистком, еврейском и других храмах унижают того, на кого так истово молятся.
Это вызывает жёсткий болезненный смех и неуважение к людям.
Как можно торговать в храме? Мне никогда этого не понять, или, может я одна прочла библию от начала до конца.
Но в последнее как то не верится.

Мой бог всегда со мной и не важно, как его назвать Бог, Иегова, Шива, Кришна, Кали - как угодно, это не имеет значение на самом деле.

Мой бог - довольно жестокая сволочь с извращённым чувством юмора, но поверьте, он никогда не отворачивается от меня, скорее, наоборот, с удовольствием пихает в очередные передряги и смотрит, что с этим будет.

А ещё я считаю что есть все боги, какие записаны в истории нашей планеты. Все, о ком помнит или может прочесть хоть один человек.
Я не только допускаю их существование, но и периодически то пью на брудершафт чай или что покрепче, а то ругаюсь напропалую.
Чего только стоит когорта Скандинавских, северных богов и богов Руси.
Все они есть и многие из них такие же редкостные сволочи, как мой.
Один Локи чего стоит, та ещё зараза.

С некоторыми богами можно болтать, некоторые настолько пафосны, что считают ниже своего достоинства снисходить до смертных.
Но все они имеют настолько человеческие черты, что порой становиться до зевоты скучно.

А ещё и боги и ангелы и куча другой небесной фигни постоянно вмешиваются в нашу жизнь и то портят нам её, то обратно чинят. А мы то не замечаем, то становимся атеистами, а то наоборот кидаемся в фанатизм.

для себя давно определилась - если ты хочешь общаться со своим богом (единым или одним из группы на твой выбор), ты должен быть честен и открыт перед собой. ты должен быть готов увидеть и услышать бога в себе. и я слышу.
редко об этом думаю, редко вспоминаю, но на самом деле мы всю свою дурную земную жизнь общаемся, ведём диалог с ним.

возможно, мне просто повезло увидеть вселенную, стать ею, увидеть другие миры и стать ими, услышать бога и стать им.

человек стремящийся к власти далёк от бога, даже если он епископ.
человек простой и искренний в себе в сто раз ближе к нему.

нет смысла отказываться или принимать бога. каждый из нас и есть бог. я так думаю

многие земные препятствия и собственная глупость мешают нам понять, услышать это.
А между тем это знание, это понимание спокойно, изумительно по красоте и совершенно, в отличии от нас.


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, статьи, рецензии

23:02 

БАЛЛАДА О ПРОКУРЕННОМ ВАГОНЕ

БАЛЛАДА О ПРОКУРЕННОМ ВАГОНЕ

- Как больно, милая, как странно,
Сроднясь в земле, сплетясь ветвями,-
Как больно, милая, как странно
Раздваиваться под пилой.
Не зарастет на сердце рана,
Прольется чистыми слезами,
Не зарастет на сердце рана -
Прольется пламенной смолой.

- Пока жива, с тобой я буду -
Душа и кровь нераздвоимы,-
Пока жива, с тобой я буду -
Любовь и смерть всегда вдвоем.
Ты понесешь с собой повсюду -
Ты понесешь с собой, любимый,-
Ты понесешь с собой повсюду
Родную землю, милый дом.

- Но если мне укрыться нечем
От жалости неисцелимой,
Но если мне укрыться нечем
От холода и темноты?
- За расставаньем будет встреча,
Не забывай меня, любимый,
За расставаньем будет встреча,
Вернемся оба - я и ты.

- Но если я безвестно кану -
Короткий свет луча дневного,-
Но если я безвестно кану
За звездный пояс, в млечный дым?
- Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Трясясь в прокуренном вагоне,
Он стал бездомным и смиренным,
Трясясь в прокуренном вагоне,
Он полуплакал, полуспал,
Когда состав на скользком склоне
Вдруг изогнулся страшным креном,
Когда состав на скользком склоне
От рельс колеса оторвал.

Нечеловеческая сила,
В одной давильне всех калеча,
Нечеловеческая сила
Земное сбросила с земли.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
С любимыми не расставайтесь!
Всей кровью прорастайте в них,-
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
И каждый раз навек прощайтесь!
Когда уходите на миг!

1932

Александр Кочетков
Русская советская поэзия.
Москва: Художественная литература, 1990.


@темы: копирайт, культурное наследие, стихи

21:00 

Миг тишины

Миг тишины - вечность блаженства.
Что ещё можно желать?
Для маленьких смертных верх совершенства
Грани Вселенной познать.
А все эти грани - лишь мозга границы,
Сознания и бытия. Красотой, совершенством
Невозможно напиться, Невозможно познать сполна.

Наше спокойствие - частица Вселенной,
Без времени и координат.
Наша душа - это мост между телом и знанием,
Наше сознание - вместилище снов.

Есть упражнения, есть медитации...
Но сводит мосты всех прочнее любовь.
Любовь ко всем ближним, любовь всего сущего,
Без вектора - просто любовь.

Все наши преграды, все границы сознания,
Время, Пространство, всё - ерунда.
Если в душе, в голове анархия, ни сна, ни покоя нет
Хаос - это отсутствие всепонимания, а не отсутствие стен.

Миг тишины, вечность блаженства
В мире безумия, звуков и чувств.
Это просто: на улице, в комнате, в офисе
замри на секунду, а весь мир замрёт пред тобой.

03.12.10 г. по пути от Ириски - домой.


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, стихи, татьяна пустая, творчество

15:13 

Редкие фотографии знаменитостей


Это цитата сообщения Mages_Queen Оригинальное сообщениеРедкие фотографии знаменитостей



Маколей Калкин и Элайджа Вуд




 

Михаил Барышников и Ума Турман


 

Арнольд и кукла


 

Джексон и Меркьюри


 

Леонардо Ди Каприо и "Человек-паук" Тоби Магвайр


 

Дали с "собачкой"


 

Дрю Берримор и Стивен Спилберг


 

Наоми Кэмпбелл, Кристи Терлингтон, Линда Евангелиста, 89 год


 

Место встречи изменить нельзя. Дэвид Боуи и Игги Поп на Красной площади, 76 год


 

Битлз в детстве


 

Битлз в юности. 57 год


 

Битлз с подругами и Махариши Махеш Йоги


 

Леннон с женой 


 

Леннон с другой женой



 

Хью Лори


 

Джексон


 

Элтон Джон



 

Брюс Ли и Ип Ман


 

Зависть - плохая штука. Софи Лорен и Джейн Мэнсфилд


 

Джессика Бэйл и Скарлетт Йоханссон


 

Брэд Питт и Кристина Эплгейт


 

Актерская команда Звездных войн


 

Принцесса Лея и Дарт Вейдер


 

Аль Капоне


 

Хичкок


 

Бен Стиллер


 

Шер


 

Она же


 

Веселый Киану


 

Джимми Хендрикс


 

Джим Моррисон


 

Дженнис Джоплин


 

Боб Дилан и Аллен Гинзберг на могиле Джека Керуака


 

Бернард Шоу с доской для серфинга


 

Бьерк



 

Памелла Андерсон


 

Бриджит Бордо


 

Английская королевская семья. 57 год


 

Принцесса Диана


 

Ева Мендес


 

Габриэль Гарсиа Маркес


 

Анджелина Джоли с отцом Джоном Войтом и братом Джеймсом


 

Элвис


 

Он же


 

Он же с родителями


 

Клаудиа Шиффер


 

Аморальный образ жизни. Кит Ричардс, Тина Тернер и Дэвид Боуи


 

Элис Купер в отходняке


 

Джоди Фостер


 

Гарри Олдман


 

Бонни и Клайд


 

Бред Питт


 

Борис Карлофф в перерыве между съемками


 

Гитлер


 

Шерон Стоун


 

Клинт Иствуд


 

Траволта


 

Траволта и Депардье


 

Траволта с принцессой Дианой


 

Зигмунд Фрейд


 

Джордж Клуни


 

Дали и Элис Купер


 

Дастин Хоффман


 

Дэми Мур, 84 год


 

Кристен Стюарт


 

Роберт Паттинсон


 

Курт и Кортни


 

Папа и Далай Лама


 

Мадонна


 

Джек Николсон


 

Дэвид Кэррадайн


 

Дженнифер Лопес


 

Дженнифер Энистон


 

Кристиан Диор


 

Кэтрин Зэта Джонс


 

Лео


 

Лив Тайлер с родителями


 

Марлон Брандо с бабушкой


 

Мартин Лютер Кинг


 

Мартин Скорсезе


 

Патрик Свейзи


 

Роберт Рэдфорд и Барбара Стрейзанд


 

Настоящий музыкант везде носит с собой инструмент. Люис Армстронг в Египте


 

Хелена Бонем Картер


 

Тим Бертон и Джонни Дэпп


 

Тим Рот


 

Томми Ли Джонс


 

Федор Достоевский


 

Фрэдди Мэркьюри


 

Фрэнк Синатра обедает дома с семьей


 

Харрисон Форд


 

Джеймс Хэтфилд


 

Мик Джаггер



 

Rolling Stones


 

Хит Леджер


 

Шон Коннери


 

Джек Лондон


 

Мэрил Стрип


 

Сталлоне


 

С Энди Урхолом


 

Сергей Эйзенштейн


 

Чаплин


 

Чаплин и Марлен Дитрих


 

Делон и Бронсон


 

Элизабет Тейлор с собачкой


 

Элизабет Тейлор с кошечкой


 

Харуки Мураками


 

Николай Второй с супругой Александрой Федоровной


 

Ольга и Татьяна Романовы


 

Роман Полански и Шарон Тейт


 

Чарльз Мэнсон


 

Пабло Пикассо


 

Орландо Блум


 

Николас Кейдж


 

Николя Саркози


 

Оззи Осборн


 

Че Гевара


 

Чехов и Горький


 

Дали такой Дали


 

Сара Джессика Паркер


 

Она же в компании Энтони Майкла Холла, Роберта Дауни младшего и Билла Пакстона, 80-ые


 

Хемингуэй с супругой


 

Мила


 

Норма Джин Мортенсен (будущая Мэрилин Монро)


 

Первая свадьба Мэрилин 





 

Кеннеди




  


 



@темы: Цитаты, культурное наследие

14:30 

"Любовная песня"

Мы с тобой разошлись на дороге:
Ты - на север; я - на восток.
Ты протянешь к огню озябшие ноги
Я - накрою лицо паранджой.
За тобой последуют ветер и вьюги,
Я же буду в шелках смотреть на закат.
Мы, конечно, не скоро друг друга забудем,
А забудем - нам птица с тобой пропоёт.
И исчезнут время, пространство, границы
Ты рванёшь на запад, я же - на юг.
С этой встречей нельзя опоздать
и нельзя торопиться:
Ровно в восемь, в условленном месте,
под южным крестом.
Ты забудешь, и я - почему расставались,
(Продолжить)
А сомнения смоет роса.
Мы заснём в эту ночь под одним одеялом,
Нашей свадебной песней будет рассвет.

А когда мы умрём - тебя похоронят
лицом к северу, а меня - лицом на восток...

18.11.10, 01.04 ночи (пока шла от Ириски домой)


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, стихи, татьяна пустая

10:46 

Люблю Врубеля....


Это цитата сообщения Эльвин Оригинальное сообщениеМир Михаила Врубеля.




 

 

Творчество Михаила Врубеля - одно из самых значительных и загадочных явлений русского искусства конца XIX века. Великое мастерство, трагизм, героический дух и неповторимый декоративный дар делают Врубеля художником на все времена. Вечно живущий в своем собственном мире, недоступном пониманию других, Врубель смог воссоздать свой сложный мир в образах своего необычного искусства, и эти образы стали одними из важнейших вех русской культуры рубежа столетий. 

 

 

 Сирень.

 

 

Творчество Врубеля может быть уподоблено взволнованной исповеди. И дело не только в том, что он говорит о себе во множестве автопортретов и изображений, носящих автопортретный характер. Едва ли не любая его композиция и даже портрет - выражение "громадного личного мира художника", по словам Александра Блока. Тем не менее, эти работы полнее раскрывают сущность "рубежа веков" - эпохи, овеянной сознанием кризиса, пронизанной предчувствиями конца света, - чем произведения любого бытописателя.

"Кто такой писатель? Тот, чья жизнь - символ. Я свято верю в то, что мне достаточно рассказать о себе, чтобы заговорила эпоха, заговорило человечество", - полагал другой выразитель духа времени, Томас Манн. Его высказывание смело можно отнести и к Врубелю. 

 


 


Утро. 1897 г.

 

 

В представлении эпохи символизма Врубель становится олицетворением поэта-пророка, тайновидца, а жизнь его - воплощенным символом, ознаменованием, живым подобием легенды о Фаусте. В XX веке она приобретает особенную актуальность, содержанием ее стал вопрос о возможностях и последствиях сделки художника со злом ("Доктор Фаустус" Томаса Манна). Факт создания легенды о Врубеле означает прежде всего насущную потребность эпохи в освобождении от позитивизма с его плоской правдой, прозой, приземленной пользой, рационализмом. На почве мятежа против позитивизма выросло и неоромантическое по сути искусство Врубеля.

 

 


Царевна-Лебедь. 1900 г. Окончательный вариант.

 

 

Символистская эпоха акцентировала в жизни Врубеля "печать безумия и рока" (Блок) - одержимость образом Демона. Он неотступно преследует мастера, манит неуловимостью облика, заставляет возвращаться к себе вновь и вновь, избирать все новые материалы и техники для своего воплощения. Как водится, в награду художник получает неограниченные творческие возможности. Но расплата неизбежна - его постигает страшная болезнь, смерть ребенка, безумие, гибель. Правдоподобию легенды в немалой степени способствовал бред вины и раскаяния, мучившие больного Врубеля в последние годы. "Верится, что Князь Мира позировал ему. - Есть что-то глубоко правдивое в этих ужасных и прекрасных, до слез волнующих картинах. Его Демон остался верен своей натуре.

 

 


 Демон сидящий. 1890 г.

 

 

Демон летящий. 

 

 

Голова Демона на фоне гор. 1890 г.

 

Он, полюбивший Врубеля, все же и обманул его. Эти сеансы были сплошным издевательством и дразнением. Врубель видел то одну, то другую черту своего божества, то сразу и ту, и другую, и в погоне за этим неуловимым он быстро стал продвигаться к пропасти, к которой его толкало увлечение проклятым. Его безумие явилось логичным финалом его демонизма", - свои нити в пеструю ткань легенды вплетает Александр Бенуа, наблюдавший затем, как лихорадочно Врубель переписывал Демона поверженного, уже висевшего в выставочном зале, открытом для зрителей.  


 


Демон поверженный. 1902 г.


 


Последние его произведения созданы в 1906 году, то есть во время первой русской революции, события которой никак не могли волновать тогда уже безвозвратного затворника дома скорби. Первые вполне самостоятельные произведения относятся к 1884-1885 годам. Таким образом, период творческой активности Врубеля сравнительно невелик - чуть более двадцати лет. Врубель долгое время казался появившимся именно неизвестно откуда. Затруднительно казалось определить происхождение его стиля, его индивидуальной манеры. На поверхности этот индивидуальный стиль легко узнаваем: это манера трактовать видимые формы в виде мозаики мазков, кубизированная орнаментация объемной формы. Впоследствии, уже после смерти Врубеля, русские критики любили говорить о том, что именно Врубель был провозвестником кубизма.


 


Шестикрылый серафим (Азраил). 1904 г.




Жемчужина. 1904 г.






К ночи. 1900 г.






Полет Фауста и Мефистофеля. 1896 г.






Фауст. Триптих. 1896 г.






Богатырь. 1898 г.






Пан (Сатир). 1899 г.






Снегурочка. 1890-е






Тридцать три богатыря. 1901 г.






Ангел с кадилом и свечой. 1887 г.






Воскресение. Триптих. 1887 г.






Воскресение. Триптих. 1887 г.


 


Сошествие Святого Духа на апостолов. 1885 г.


 



Голова Иоанна Предтечи. 1905 г.






Богоматерь с Младенцем. 1884-1885 г.г.





Богоматерь с Младенцем. 1885 г.






Надгробный плач. 1887 г.






Надгробный плач. 1887 г. Триптих.






Надгробный плач. 1887 г.






Игры наяд и тритонов.






Муза. 1890 г.






Прощание царя морского с царевной Волховой. 1899 г.






Ромео и Джульетта. 1895-1896 г.г.


 


 



Рыцарь. 1896 г. Витраж.






Принцесса Грёза. 1896 г.






Суд Париса. Триптих. 1893 г.






Тени лагун и наядов.






Царевна Волхова.


Н.И.Забела-Врубель в роли Волховы в опере Н.А.Римского-Корсакова Садко. 1898 г.






Лебедь. 1901 г.






Пряничный домик. 1896 г.






Гамлет и Офелия, как Демон и Тамара. 1888 г.






Италия. Неаполитанская ночь. 1891 г.






Италия. Сцены из античной жизни. 1891 г.






Ночь в Италии. 1891 г.


 



Восточный танец. 1887 г.


 



Павлин. Начало 1900-х.






Гадалка. 1895 г.





Примавера. 1897 г.


 




Зимняя канавка. 1901 г.


 


Одесский порт. Берег моря. 1885 г.






Цветы.


 




Цветы в синей вазе. 1886-1887 г.г.






Желтые розы. 1894 г.






Розы и лилии. 1894 г.






Хризантемы. 1894 г. 






Шиповник. 1884 г.






Букет в синей вазе 1887 г.






Красные цветы и листья бегонии в корзине 1886-1887 г.г.






Красная азалия (Два цветка) 1886-1887 г.г.






Полевые цветы. 1884 г.






Кувшинки. 1890 г.


 




@темы: Цитаты, культурное наследие

21:35 

Пути Императрицы 7 Татьяна Пустая

Сон.
Снилось мне действительно странное. Будто я - маленькая хрупкая девушка, поступаю в училище на курс росписи по фарфору. Выгляжу классической серой мышью, которых обычно в классах и группах пинают все, кому не лень. К моему удивлению одна из девушек (группа в основном девичья) не просто вступается за меня, а убедительно настаивает обращаться сначала к ней, если ко мне будут какие-то претензии и вопросы.
Ещё более удивительно, что с этого момента, ко мне больше никто не подходит и не задирает. А «авторитеты» группы даже пытаются завести дружбу с заступницей.
Мы достаточно быстро с девушкой становимся подругами.
Удивительно, как иногда сводит жизнь людей. Мы с ней понимаем друг друга с полу жеста, полу взгляда.
Иногда мы ходим ко мне в гости, жжём в убийственных количествах благовония, танцуем и сочиняем сказки.
Так однажды появляется на свет Шико, то есть, я и Вашество, то есть она.
Время летит незаметно, подходит к концу третий год совместного обучения, а Вашество вдруг резко меняет ко мне отношение. Она начинает меня люто ненавидеть, а когда я пытаюсь узнать, в чём дело, слышу лишь пожелание отойти подальше, что бы она меня не убила на месте.
Факт неожиданной и непонятной мне перемены, быстро разводит нас по разным дорогам.
У девушки, называющей себя Шико, начинается и быстро развивается острая шизофрения с галлюцинациями.
Она, успев выйти замуж, родить ребёнка, развестись, запирается в квартире, совсем не занимается своей дочерью, никого не впускает, и ни с кем не хочет общаться.
А Вашество об этом, если и знает, то никак не реагирует.
Во сне быстро промелькивают несколько лет, и я с удивлением вижу Вашество, записывающую историю об Императрице и Шико от моего имени, от имени ШИКО!!!
Это мне совершенно не понятно. Но сон не заканчивается.
С момента окончания училища проходит десять лет, и я снова вижу Вашество, за клавиатурой, набивающей именно эти строки, что вы сейчас читаете.
Я вижу, что Вашество собирается не только дописать роман, который просится, рвётся наружу из её головы и пальцев. Вашество собирается найти Шико. Собственно и искать не нужно – просто узнать адрес.
Как она нервно переводит дух, как безумно скучает без своей подруги, по совместительству, шута-лицедея.
Вижу, что её решение уже принято и будет исполнено.

Меня неожиданно выдёргивает из сна, как будто я заглянул дальше дозволенного.
В холодном поту просыпаюсь, обнаруживаю себя, балансирующим на одной ножке кресла, делаю попытку поставить его на четыре ножки и, конечно же, заваливаюсь на бок.
Кресло больно бьёт по телу, вытряхивая остатки сна.

------------------------------------

Путь.
На грохот пришёл тот же старичок, хмыкнул на меня, помог встать.
- Ты и почитать не дурак, и поспать тоже любитель. – Его лицо всё так же добродушно, голос мягкий, спокойный. – Помнишь хоть что-нибудь из рассказанного?
- Немного, - бурчу я, пытаясь растереть одновременно все ушибленные места.
- Иди за мной, я тебе покормлю.

Около дюжины дней я плаваю в бесконечном потоке книг, неспешных беседах со старичком, ежедневного сонного паданья откуда-нибудь и прочих вполне обычных бытовых вещах.
Потом мне вежливо напоминают, что нужно отчаливать, так как дом на время будет закрыт.
Тепло распрощавшись со старичком, бодренько иду куда ноги идут да глаза глядят. Бодренько отшагав приличное расстояние вдруг понимаю, что за всё это время не удосужился спросить имени нежданного, но несомненно приятного собеседника.

Понимаю, что оборачиваться поздно, махаю рукой сам себе «узнаю потом», иду дальше. На улице середина лета, хорошо так, что сердце в груди то пытается установить рекорд по прыжкам в грудной клетке, то наоборот замирает в сладкой истоме на такое длительное время, что я каждый раз всерьёз пугаюсь.
Мне нравится в этом мире, тут как раз разгар лета, пахнет полевыми цветами, травой, деревьями и спелыми яблоками.
Бесцельно брожу по дорожкам, ночую в тавернах или прямо в корнях деревьев, учусь не выскальзывать без собственного желания в другие миры.
Получается.
Этот опыт постепенно приводит к понимаю передвижения. Не самого механизма, а «спускового крючка», Того, что даёт волшебный пинок под зад навстречу другим мирам.
То, что любой перекрёсток дорог или даже лесных тропинок может послужить точкой отправки, мне было понятно уже давно.
Но здесь, именно в этом мире я увидел, что не только перекрёстки могут выкинуть тебя из этой реальности в любую другую.
Есть определённые признаки, по которым такие места можно «увидеть».
Марево во воздухе, ощущение нереальности этого места, внутреннее «сжимание», как перед прыжком, да иногда даже просто переход из света в тень или наоборот. И многие, многие другие вещи.
По началу мне было сложно бороться с неведомой силой, которая пытается тебя вышвырнуть непонятно куда.
Какое-то время я старался просто обходить зоны переходов, но очень быстро понял, что это чересчур нелепо выглядит со стороны, да и времени тратится немало.

Как я достаточно быстро понял - вблизи таких "отправных" точек, где можно случайно или по собственному желанию совершить переход, тебя начинает слегка потряхивать.
Ощущение, что земля уходит из-под ног, как будто тебя куда-то утягивает.
Так же, при достаточном опыте перемещения ты уже видишь марево в точке перехода.
Стоило лишь первые несколько секунд немного сопротивляться влекущей силе, и тебя так же мягко отпускает и перестаёт тянуть.

Однажды я чуть не свихнулся, когда перед сном мечтал увидеть со стороны цепочку миров, а потом заснул и увидел.

"Бойся своих желаний, ибо они могут сбыться".
Конечно, ни на что это не похоже, но всё же если брать самый понятный простому человеку эквивалент, то как пример отлично подойдёт паутина.
Только наши все паутины плоские, двухмерные, а эта паутина расходилась во все стороны.

Очень похоже на звёздное небо, с той только разницей, что от более ярких точек отходят более бледные нити. От каждой точки-мира отходят множество нитей.

Однако же, можно видеть, что нитей не одинаковое количество, где-то их больше, где-то меньше.
Насколько я понял, сами нити, естественно - не трубы перехода, а визуально видимый энерго-информационный след, появляющийся в результате постоянных перемещений местных и не местных жителей.

Так же было удивительно наблюдать всё ещё тянущие нити к мёртвому или уничтоженному миру.
То есть нить есть, а мира нет.
Со временем они, видимо погаснут, но это произойдёт очень нескоро.

В процессе перемещений усвоил ещё один момент, что всё же есть некие основные пути, по которым идёт перемещение. И с "дальних" миров, если захочется перескочить на аналогичные дальние миры, находящиеся на условно другом пути, напрямую попасть не получится. Придётся делать "пересадки", что бы попасть на нужную линию-путь. А вот по этой линии можно уже кататься "без остановок" до нужного места.

Я вспомнил, как мы прыгали с Императрицей. Всё-таки странные пути она выбирала.
Так же я вдруг понял, что сам пока ни разу не попадал в те миры, где мы были вместе.
А пока думал, вдруг вспомнил и Императрицу и всё что с ней связано.
Как же мне захотелось домой, в Адрию! Другого дома для меня давно уже не существовало.

Жизнь.
В самом начале, если помните, я заикнулся о неком Турнире Менестрелей.
(о нём так же упоминалось в «Аутодафе» и будет подробно рассказано в отдельной эпопее «Турнир Менестрелей», если случайный слушатель, что собрался сейчас здесь, не закидает меня насмерть тухлыми овощами).
Расскажу совсем коротенько том месте, ГДЕ это безумие проводилось.
Швац Штерн (Чёрная звезда) напоминает, как ни странно, многоконечную, объёмную звезду. Висит она сама по себе в некой весьма условной атмосфере. Дышать за пределами стен Шварц Штерна не рекомендуется. Хотя я лично не пробовал, да и не было желания.
Со всех сторон, в эту атмосферу впрыгивают небольшие (в основном) кораблики, больше похожие на блох и стремительно несутся к городу (ну не планетой же ЭТО называть, хотя по размерам, наверное, она всё же сойдёт на сосем малюсенький планету – карлик.).

При подлёте ближе видны бесчисленные небольшие площадки, оборудованные для посадки. Стоит блохе-кораблику встать на такой площадке, её сразу закрывает купол, а существа без вреда для себя могут спокойно покинуть корабль и пройти за местными жителями внутрь.
Кораблик тем временем перемещают с площадки в специальные загоны, а площадка снова открывается для следующих кораблей. В загоне корабль чистят, ремонтируют, всячески его холят и лелеют ровно до момента отлёта гостей обратно.
У меня, когда я впервые зачарованно наблюдал в окна за бесконечным появлением этих кораблей, даже не возникло сомнение, что им хоть раз придётся зависнуть в ожидании освободившегося отсека.
Отсеков для посадки было столько, что всегда были свободные.
Более подробно не буду здесь касаться этого странного места, но могу с уверенностью сказать только одно: Оно грандиозно и по замыслу и по внешнему виду. Очень чётко всё спланировано. Заблудиться, конечно, можно (особенно с моими талантами), но так же легко найти дорогу или позвать местного аборигена хлопком ладоней. Они появляются тут же и всегда готовы тебя проводить куда твоя душа пожелает.


Полностью здесь: http://www.proza.ru/2010/04/11/615


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, пути императрицы, татьяна пустая, творчество

22:20 

Пути Императрицы, 6

Путь
Я бегу, продираясь сквозь стены (бальзам ещё действует), вылетаю в сад, там через колючий кустарник, не разбирая дороги, за ограду, вприпрыжку, вниз, к городу. Кажется, что всё это проскакиваю за миг, вылетаю за пределы города и оказываюсь на отдельно взятой улице, серой, мрачной с домами, столь высокими, что из-за них не видно неба. Окна кажутся одинаковыми обманками, в них нет никаких признаков жизни. Размазываю текущие слёзы и сопли развевающимся рукавом, всхлипывая бегу дальше.

Следующий момент, какой-то миг нестерпимо яркого солнца, и я оказываюсь в холодной, почти ледяной воде, ноги не достают дна, руки беспомощно месят воду, сам я забываю, что умел когда-либо плавать, макаюсь с головой в воду снова и снова. Намокшие одежды тянут вниз, да и сил, что неожиданно появились в этом безумном порыве отчаянья почти не осталось. Какое-то время я ещё сопротивляюсь, вырывая голову на поверхность воды, выплёвывая воду изо рта и жадно хватая воздух. НО силы кончаются, Меня уводит на дно. Уставший, перестаю сопротивляться, плача, чувствуя себя размазнёй и идиотом, позволяю накрыть воду меня с головой. Чувствую, как утягивает всё ниже. Слёзы текут по лицу, забиваются в рот. Опускаюсь мягко и продолжительное время. Настолько продолжительное, что, наконец, до меня доходит, что слёзы в воде, текущие по лицу – это нонсенс. И что, текущие струи воды с мокрой одежды в воде же – это вообще ни в какие ворота не лезет. Когда я перестаю себя жалеть, природное любопытство заставляет осмотреться. Оказывается, что я плавно опускаюсь к обычной дороге на краю большого некошеного луга, а небо над головой лишь очень отдалённо напоминает толщу воды, через которую я только что опускался. Наконец, мягко приземляюсь. Жаркое солнце быстро согревает и высушивает одежды. Лишь пока ещё мокрые волосы напоминают о пережитом.
Недалеко стоит большое раскидистое дерево, впереди, насколько хватает глаз – луга, дикие, некошеные, и если бы не дорога, на которую меня так любезно опустили, я бы подумал, что и не посещаемые.
Иду по дороге, затем бездумно сворачиваю с неё, солнце припекает, волосы сохнут быстро, настроение поднимается. Хожу по лугам, набираю ворох полевых цветов, собираю из них венок, кладу на свою голову.
Устав, ложусь на луг и пялюсь в небеса, наблюдая за неспешным движением облаков. Тут и засыпаю.

-------------

Потом я долго слонялся без дела по разным мирам, пытаясь понять, как же оно работает и когда наступает момент самого перехода.
Понять не получалось, но я научился чувствовать такие зоны, где переход возможен. Благодаря этому, я уже начал потихоньку учиться оставаться и гулять в мирах, где мне нравится, и по быстрому сбегать из миров, которые не пришлись по вкусу или слишком отличаются от моего привычного понимания устройства миров.
И всё же меня ужасно занимал вопрос о том, как это работает в поисках ответа по разным мирам я долго ходил без результатов, пока не набрёл на библиотеку – архив рукописных и печатных переплетенных листов бумаги, каждая по-разному оформлена и имеет свой запах. Первая в моей жизни библиотека в какой-то захолустной дыре, где люди и читать-то не умеют, стоял бревенчатый дом с большими окнами, а в эти окна можно было увидеть книги. Тогда эта странная нелогичная по всем параметрам вещь привлекла моё внимание. В доме есть прихожая, где можно сбросить верхнюю одежду. Из прихожей дверь в комнату – одну единственную, как мне сначала показалось, комнату в доме. И вся комната в стеллажах (это я уже потом узнал это умное слово), а на стеллажах – книги, книги, книги….
Некоторое время я зачарованно ходил кругами вокруг полок, иногда бережно пробегаясь пальцами по корешкам книг. Мне просто тут нравилось. Наконец, слегка поплутав в этом мини лабиринте, я вышел к большому тяжёлому столу, где лежали чистые листы бумаги, перья и чернила. На краю стояла стопка книг и стопка исписанных мелким ровным почерком листов. Взглядом отыскав кресло, а плюхнулся в него и, ни о чём не задумываясь, взял верхнюю книгу из стопки на столе. Открыл, начал листать, смотреть.
Мне потребовалось какое-то время, что бы перевести своё внимания с бессмысленного перелистывания страниц на их содержимое. Знаки, цифры, буквы. Миг, другой, и волна букв сложилась в слова и захватила меня в свой водоворот.

Темнело, а я, захваченный книжной волной, не обратил внимания на то, как рядом зажглась толстая свеча, а на столе появился кувшин и лепёшки.
Только слопав половину лепёшек и выпив половину кувшина, я отвлёкся от книги. Поднял голову в поисках хозяина заботливых рук.
В углу сидел старичок, увидев, что я его наконец заметил, хмыкнул.
- Ну ты и читать, однако! Давненько тут не было гостей, а уж из таких книжных червей, как ты, можно разве Императрицу назвать.
Я смущенно поёрзал в кресле.
- сиди, чего уж там. Захочешь спать – за спиной книжная полка, а за ней лежанка. Не бог весть что, но спать можно. Там же стоят кувшины с водой.
Туалет на улице. Можешь оставаться тут дней дюжину, а там мне нужно будет по делам, так что я тебя выгоню. Но, зато потом можешь снова приходить, сколько тебе вздумается.
Он неспешно рассказал, какие книги, где стоят и так же неспешно показывал с каких книг нужно начать. Говорил он тихо, мягким голосом, этот голос вёл за собой, навевал дрёму и усыплял.
Чем дальше, тем сложнее мне было ловить нить его монолога, но была одна нотка, которая мне не давала кануть в бездну сновидений. Что-то, что он сказал в самом начале, что я пропустил, не обратил внимания, но очень важное.
- Кто говоришь, такой же «книжный червь, как я»? - хоть как-то вывести себя из дрёмы.
- А, Императрица. Да ты не знаешь, наверное, кто это.
- Расскажи о ней.
- Нашёл, у кого спрашивать. Всё что знаю о ней – прочитал из книги, которая неожиданно появилась у меня, а когда её прочёл, так же неожиданно исчезла.
Императрица Средних и Малых миров – не имеет родителей, в привычном понимании этого слова. Это искусственно созданное существо.
Когда-то, много веков (хотя понятие веков тут совсем неуместно) назад сотня миров была на грани вымирания из-за постоянных войн, практически полностью исчерпанных ресурсов и, не в малой степени, собственной глупости.
Тогда, сильные и умные создания с этих миров собрались вместе на одной большой погибшей планете, собрали всех учёных. Историков, существ, всех технических, гуманитарных профессий и решили создать бесстрастное существо, вечное, с отсутствием жажды власти и наживы – идеального Правителя для своих погибающих миров.
Каждый из своего мира привносил информацию о культуре, быте, войнах, обо всём, что было у них дорогого, ценного, грустного, весёлого.
Что бы не было споров, как должен выглядеть Правитель, он сделали бесформенную массу, способную принимать любые формы, размеры по необходимости. Никто не знал, что Правитель выберет.
Много времени ушло на создание идеального Правителя. Он должен был быть самим совершенством, но при этом иметь эмоции, уметь ими управлять.
Пока продолжались работы, некоторые миры окончательно перестали существовать, а жители этих миров (те, что спаслись) навсегда переехали жить на эту планету. Уже когда существо только начало самостоятельно обучаться, передвигаться, действовать, было видно, что поставленная задача удалась.
Правитель бродил среди существ, узнавал, как они живут, что для них важно, примирял ссорящихся, разбирал сложные вопросы.
Однажды правитель всех перепугал, исчезнув в неизвестном направлении.
Но, как выяснилось позже, он направился на планету, которой грозило разрушение. Удивительно было то, что эта планета не входила в первую сотню объединившихся миров. Благодаря Правителю, планету удалось спасти.
Первое время, Правитель постоянно менял форму, пол и внешний вид, подбирая то, в чём ему будет удобно находиться постоянно.
Однажды, на собрании Правитель появился в виде женщины, в длинном синем плате и объявил, что в основном он будет появляться теперь именно так.
Почему правитель выбрал женскую личину - неизвестно, но с тех пор, его принять считать существом именно женского пола и называть Императрицей Средний и Малых миров.

С тех пор прошло много времени, и, кроме основного костяка сотни миров, Империя обрела сотни других. И давно уже в ней не только Средние и малые миры, но и многие другие.
Императрица долго обитала на планете, где её создали, но в какой-то момент решила создать отдельный мир для себя и дворца, в котором будут решаться все срочные и не срочные дела.
Это было мудрым решением, так как было не очень удобно приглашать гостей на планету-лабораторию.
Функции Императрицы ничуть не изменились с момента её появления на свет. Она следит за имперскими мирами, просматривает новые миры на предмет опасности для них.
Иногда она обретает форму жителя той или иной планеты и проживает там жизнь от рождения до физической смерти, узнавая обычаи, нравы, историю и ценности этого мира. А сейчас она вроде как отдыхает в Адрии, её дворце, и как я слышал, ищет своего
шута Шико, который пропал после некоторых событий во дворце.

Последние слова я слышал уже во сне, который глубоко уже опутал моё сознание. Я заснул и видел новые странные сны.

-------------------
Полностью здесь: http://www.proza.ru/2010/04/11/615


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, пути императрицы, татьяна пустая, творчество

23:38 

Пути Императрицы 5

Путь

Мы едем на странном транспортном средстве, Вашество назвала его трамваем. Насколько я понял из её объяснений, это такая штука, которая ездит по специально проложенным путям и питается от проводов. Это единственное что я понял из объяснений. Точно так же, в этот момент понимаю, что транспортное средство плевало на все эти объяснения, и спокойно катит себе по пустоши без каких-либо путей или проводов.
За окном лето, и пыльное поле в мелкой цветущей траве. Трамвай подъезжает к заброшенному трёхэтажному зданию и останавливается.
К слову сказать, это первая остановка за пару часов, что мы тат едем.
- Шико, наша остановка, выходи.
Выхожу. Смотрю на Императрицу, ожидая дальнейших указаний, и то и дело перевожу взгляд на здание, где большими буквами написано «Ткацкая Фабрика им. И.В.Ратуева». Меня, честно говоря, мало волнует, кто этот самый Ратуев. Больше меня волнует мысль, а не остались ли в этом здании куски ткани. Снова смотрю на Императрицу, она хмыкает и таким величаво-милосердным жестом показывает рукой на здание, мол, давай, иди!
Иду, конечно. У самого разве что слюни не текут. То же мне, жертва собственного любопытства.

-------------------------------

Всматриваюсь в лицо Императрицы.
- Иди уже! – говорит она, неожиданно оказывается рядом и даёт самого натурального пинка под мой тощий костлявый зад!
Три ступени из бетона расколоты, из щелей пробивается мелкая цепкая трава, косяк в трещинах, двери нет. Захожу. Иду, как мне кажется, совершенно бесцельно «куда глаза глядят» (хотя куда тут глядеть в полной кромешной темноте?). Наконец ноги мои выводят меня к огромному залу, где светло так, будто нет крыши над головой. Поднимаю на всякий случай глаза. Крыши действительно нет. Опускаю глаза – много, море огромных столов и полок, ан которых огромными рулонами лежат ткани всех расцветок, плотности и фактуры. И прямо на столе передо мной, будто на подбор или как в подарок, лежат мои любимые ткани, моих любимых цветов!
Легкий серебристый шёлк, крепдешиновые фиолетовые и розовые отрезы, да всякого разного не пересчитать! Рядом коробки с фурнитурой.
Я слегка теряю голову, начинаю носиться среди этого неожиданного богатства, падаю прямо в рулоны, катаюсь среди них и смеюсь, кидаясь крючками из коробок в разные стороны.
Когда апофегей наконец немного стихает, глазами ищу свою спутницу. Она стоит в дверном проёме и тихо смеётся. Господи, она, что это всё видела???
- Нравится?
- Ещё как? Только как это всё мы перетащим в дворец?
- Выбери, что тебе нужно сложи на один вооон тот маленький свободный стол, а остальное предоставь мне. На будущее запомни дорогу сюда и этот стол. Будешь выбирать, класть, оно само будет переносится к тебе в комнаты. А уж там сам придумывай, что с этим делать. Кстати о дороге и столе я тебе говорю на тот случай, если ты решишь за один присест перенести ВСЁ что тут лежит к себе. – Смеётся. Знает меня как облупленного. Да, даже если б не знала, могла сделать вывод из моих действий в этот момент. Представляю, как это выглядит со стороны – тощий невысокий белобрысый парень, набирает охапками рулоны, часть которых в половину выше чем он, одновременно пытается захватить коробки с крючками и бубенчиками и, пытаясь всё это не рассыпать по дороге, донести до заветного стола. Который, естественно, стоит в дальнем углу, действительно небольшой по сравнению с другими, а путь к нему преграждают коробки, стулья и всякое барахло, которого не было в тот момент, когда я только зашёл в зал.
Странно, что за те три раза, что я таскал самое милое моему сердцу на этот волшебный столик, ни разу не споткнулся и ни обо что ударился. Вот это правда чудеса!
Набрав изрядную кучу вопросительно смотрю на Императрицу.
- Что, всё? – на лице Императрицы наигранное удивление, а в голосе характерная издёвка.
- Ну ты ж сказала, что сюда можно будет вернуться.
- Только если ты сам пойдёшь, один. – Смотрит на моё изменяющееся лицо, смеётся. - Слушай, хватит трястись как заяц. Ты ж вылезаешь самовольно за пределы сада Адрии. А эти самые пределы не далее как пару дюжин дней были ещё другим миром. Ты же находишь дорогу оттуда и, заметь, нашёл дыру в заборе, которой отродясь там не существовало. У тебя же уже появлялось желании пройтись далее, за город. Значит ты готов и к более дальним вылазкам. Успокойся. Я всегда рядом. Пока ты не научишься расслабляться и получать удовольствие от прогулок, я тебя не буду оставлять надолго одного. Ты готов к дальнейшим передвижениям? А то наш трамвай сейчас подойдёт и уйдёт без нас, а нам полмира придётся пешком тащится.
Да не смотри ты таким взглядом на свою кучу! Стоит тебе отвернуться и она направится прямиком в твои покои. Пойдём уже.
Не дожидаясь моей реакции, разворачивается и спокойно уходит. Зная её обычные шутки, срываюсь с места и ныряю в темноту за ней.
- Ваше величество, простите дурня, можно вопрос.
- Валяй.
- А как оно под открытым небом до сих пор всё не испортилось?
- А шут его знает. Ха, каламбур. Ты-то как раз и не знаешь. Ну, значит и не важно. Давай сюда свою лапу, а то потеряешься, неровен час.
Прибавляю ход, хватаю Императрицу за руку. Вовремя.
На следующем шагу мы уже на улице, и перед нами приветливо открывает двери эта странная железяка, под названием трамвай.
Потом, я к нему уже привык и даже полюбил. Оказалось, что это чудо средство способно кататься между мирами лучше любого другого транспортного средства. Уж не знаю, чем оно так отличилось.

Жизнь
- Вылезай уже, Шико, все ушли. – Живой и абсолютно здоровый голос сработал как хорошая встряска.
Я вылез из-за тяжёлых пурпурных бархатных штор, с опаской посмотрел на кровать. Кровать пуста.
- Ау, я здесь!
Ищу по голосу. Смотрю, по середине комнаты высокий табурет без спинки, на нём сидит совершенно здоровая Императрица, болтает ногами в воздухе и одновременно расчёсывает свои изумительной неопределенной длины волосы.
- мммм… – С умным видом говорю я.
- вино сам знаешь где стоит. Кажется, тебе нужно выпить.
- мммм… - отвечаю. Бреду на негнущихся ватных ногах к балкону, выбираю кувшин, ищу кубок, обречённо машу сам себе рукой, понимая, что при тех количествах, что мне сейчас требуется для успокоения нервов, кубок не понадобится.
- Захвати и мне кувшинчик! – Императрица словно видит мио мысли.
Беру два кувшина покрупнее, тащу, один протягиваю ей, со вторым плюхаюсь ей под ноги на подушки.
Она внимательно смотрит на меня, кивает, позволяя сначала выпить. Зуб даю, что в один глоток осушил треть или даже половину немаленьких размеров сосуда. Она спокойно ждёт, потягивая вино из кувшина так же и я, из горла.
- Успокоился? Удобно там устроился? – не дожидаясь моей реакции, продолжает. – Сделаю исключение и объясню, что, почему так получилось и как с этим жить дальше. Официально я сейчас валяюсь в коме в своих палатах, ты отправлен куда подальше, а так сказать «сэр» Роберт думает о том, как меня добить и как захватить власть. Но это официально. Внешне пусть всё так и остаётся. Мы же с тобой заведём другую игру. Я оставляю тут свой двойник, который будет старательно изображать помирающую меня, - машет рукой в строну кровати, где тут же появляется бледная тяжело дышащая и покрытая болезненной испариной Императрица, - сама изображу из себя местную фрейлину, их тут как блох на собаке и появление новой никто не заметит. Тем более что в этом виде я периодически уже бродила по закоулкам дворца. – Рассеянный взмах рукой в воздухе и передо мной сидит милая девушка в розовом платьице с рюшечками. Я рассеянно кручу головой, даже не пытаясь понять, что здесь происходит. – Так, бутыль, вижу у тебя. Инструкция на ней есть. Пьёшь – становишься невидимым и можешь проходить сквозь стены. Будешь повсюду ходить за Робертом, делать ему всякие пакости, кидать пауков в еду, ставить подножки – всё что угодно, что б ему нескучно жилось. Мелкие бытовые травмы, ожоги – только приветствуются. Заодно отыграешься, пока он жив. Встречаемся здесь, в задней комнате. У входных дверей охрана, здесь я двоих волков поставлю. Не хочется двойника убивать. – Кивает собственным мыслям, изменяет слегка внешность. Черты лица становятся заостренными, платье лиловым, с красивым орнаментом по поле и рукавам. В окошко стучат, после стука у окна появляются двое из отряда Белых Волков. Кивают, спокойно берут по кувшину каждый и рассаживаются как им удобно.
Никаких вопросов, никаких слов. Просто, как у себя дома. С другой стороны, вид у них такой, что ничего спрашивать или объяснять не хочется ни под каким предлогом и даже за варенье.
- Кстати о варенье, Шико. - Интересно, она всегда читает мои мысли? Смотрит на меня, смеётся. Э нет, пожалуй, неинтересно. – теперь в невидимом состоянии ты можешь объедать нашу кухню в два раза больше обычного. Да шучу я. Я ж знаю, что ты у нас аки воробушек. Ладно, пойдём поприсутствуем на триумфе Роберта. Доставим себе некое извращённое удовольствие. Пусть человек порадуется на последок.
Она встала, махнула мне рукой, приглашая последовать за ней.
- А почему сразу его не убить?
- Вот ещё, такое шоу пропускать! Меня он не убьёт ни ядом, ни ножом, так что же себе в развлечениях отказывать? У нас в Адрии все, кроме этих двоих, имеют мозги и им, между прочим, тоже тут скучно сидеть без приключений. Вот увидишь, они будут вовсю веселиться на его празднике. А он, бедняга не в курсе, что он лопух. Так что это будет двойное удовольствие. А при твоих шутках, народ и вовсе про скуку забудет. А вот ты не забудь выпить ложечку этой гадости. Можно из горла, один глоток, не увлекайся, это не вино, его не нужно пить литрами.
Послушно открываю бутылочку, делаю глоток.
- Мммм! Вкусно!
- Ну и отлично, попробуй пройти через стену.
- А вы?
- А я итак пройду, без всяких микстур.
Интересно, я когда-нибудь перестану удивляться этой изумительной женщине? Или такого подарка я могу не ждать до конца жизни? Кстати о о конце жизни.
- Вашество?
- Нет, просто леди Дат.
- Леди Дат, я тут слышал, что Императрица бессмертна. Но я-то смертен. А это значит, что однажды я состарюсь и не смогу присутствовать рядом с её Величеством.
- Для начала тебе придётся состарится. А пока этого не произошло, попробуй прикинуть, сколько лет или веков ты находишься рядом со своей хозяйкой и развлекаешь её. Ну так, для разнообразия. Думаю, у тебя найдётся повод поразмышлять на досуге. Слышишь этот безумный грохот? Сэр Роберт музыкантам музыку заказывает. И где? В родном доме ещё не почившей с миром Императрицы! Сказочный идиот. Даже немного жалко его убивать. Зато теперь мы точно придём к месту празднества. А теперь перестань со мной говорить и иди портить жизнь Роберту. А то, неровен час, подумают, что я сама с собой говорю. Брысь!
Я пошёл вперёд, задумавшись, прошёл сквозь двери, только потом понял, что сделал. Микстурка действует. Это радует. Интересно, а как Императрица будет понимать, где я? Хотя как раз она-то поймёт, а вот как я её искать буду, когда решусь с ней пообщаться? А, когда надо будет, тогда и решим!
На этой оптимистической ноте я споткнулся (между прочим, совершенно случайно!) о нашего героя, брякнувшись пятой точкой о каменный пол, Роберт ошалело смотрит вокруг. А тем временем, бубенчики на моём невидимом камзоле звенят ничуть не хуже видимых. У одного у меня в ушах звенит? Рассеянно спрашивает этот образец «высокоразвитого интеллекта». Все кивают – мол ни у кого не звенит, а у тебя, идиот звенит. Надо же. Не поверю, что только он слышит. Хотя, вон, Катрин, его пассия, подходит, помогает подняться и говорит, да и я слышу звон.
Тьфу, а не пара. Моя б воля, пришиб обоих тут же и не медля. Всё же Императрица извращенка. Так позволять людям купаться в собственном позоре и ещё позволять остальным наблюдать? Если сказать, что иногда я её не понимаю – это слегка преувеличить. Проще сказать, что иногда, изредка я её понимаю… наверное. С ней никогда не поймёшь, понял я её или нет.
Впрочем, я отвлёкся. Надо делом заниматься, да и леди Дат уже вплыла в зал плавно и красиво, как и всегда.
Весь вечер был свидетелем, как бедные придворные с малиновыми лицами давятся от смеха и пытаются изображать серьёзные лица. Вот уж Роберт себе синяков наставил!
Единственное, что к концу вечера меня начало серьёзно беспокоить, это его пассия Катрин. У девушки мозгов явно больше, не смотря на нелогичность её фраз и действий, она более чем адекватна.

Любой вечер когда-нибудь заканчивается. Закончился и этот вечер. Народ пошёл по комнатам. Двое лишь остались, взялись за руки.
- Нужно её добить, Роберт. Сегодня же.
- Да, всё сделаю. До завтра.
Пара сближается, целуется, расходятся, размыкают руки, в прощальном повороте, смотрят друг другу в лица и… застывают.
Из темноты выходит Танцующее облако и Императрица в своём обличии.
- ТЫ видел.
- ДА, Императрица, и слышал. А, кстати, смотрите, как красиво получилось. Может, оставим их тут. Такая чудесная скульптурная композиция получилась.
- Момент, дорогой мой. Это ведь то, что я думаю? Молодец, однако, ты. Шико, вылезай из укрытия, посмотри на эту красоту!
Я осторожно вылезаю из укрытия, подхожу ближе и пытаюсь рассмотреть в темноте пару. Становится немного светлее. Два человека выглядят абсолютно так же как выглядели. ТЕ же одежды, внешний вид – ничего не изменилось. Кажется, что они даже дышат.
- Они дышат, Шико. И не только. Они всё слышат, видят, да вот пошевелиться не могут. Пока на них будут натыкаться и помнить их имена, они будут живы. Когда люди не смогут вспомнить их имена, они умрут, и не раньше. А до этого, они будут чувствовать, видеть и слышать всё что происходит.
Обратное заклятье конечно же существует. Но, поскольку их особо никто не любил, приводить в нормальное состояние не станут, да и я предупрежу о последствиях. Потом, когда эта чудная композиция перестанет радовать мне глаз, я её разрушу. А сейчас пусть постоит в науку для всех остальных.
В этом зале всегда будет светлый полумрак и сиреневые тона. В залу можно будет свободно входить и выходить. А эти двое кроме всего прочего будут постоянно ощущать зуд, когда на них смотрят или вспоминают. А почесаться не смогут. Вот, какая я жестокая. Ужас, правда, Шико?
А мне ведь и вправду страшно, я закусил губы до крови, что бы не заорать истошно, во весь голос и не убежать куда глаза глядят, подальше от этой женщины. Подальше от этих статуй, у которых двигаются глаза и видно как трепещут ноздри, которые, при особом старании, могут совершать еле заметные движения руками или телу, но очень ограничены в этой возможности.
- Шико, иди, развейся. Танцующее Облако, пойдём, приложимся к винным запасам Адрии. Надо ж освежать коллекцию хоть когда-то.
Я киваю Императрице и медленно пятясь, ухожу в тёмный коридор дворца.

-------------------------------------
Полностью здесь: http://www.proza.ru/2010/04/11/615
Натыкаясь задом на косяк. Разворачиваюсь и даю дёру так, что только ноги сверкают. Впервые за пребывание во Дворце, и с Императрицей вообще мне хочется исчезнуть, убежать подальше, туда, где ничего не будет напоминать о произошедшем, где под тяжестью новых ощущений, это всё забудется и растворится в воздухе.


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, пути императрицы, татьяна пустая, творчество

12:40 

Пути Императрицы 4

Путь
Из серого густого тумана мы вынырнули на оживлённую улицу какого-то города. По дорогам перемещались странные штуки. Императрица махнула в воздухе рукой, одна такая штуковина мягко притормозила возле нас, что позволило мне её рассмотреть. Штуковина сделана из лёгкого серебристого материала, и спокойненько висит в воздухе, на высоте около сорока сантиметров от дороги. Кусок серебристого материала плавно ушёл вверх, давая возможность залезть внутрь. Посмотрев, как моя спутница спокойно туда залезает и устраивается поудобнее на мягких сиденьях, я тоже полез…. Не оставаться же здесь, в конце концов.… Несколько странных немного хрюкающих фраз, и штуковина мягко двинулась в заданном направлении. Как, назло, здесь нет окон и поэтому чувство направления у меня подняло белый флаг, сдалось и ушло временно в отставку. Потом мы остановились, вышли. Ещё несколько фраз, оплата, штука улетает.
- Надо бы перекусить. – Это говорит Она. Кстати, я сильно сомневаюсь, что у императрицы есть хоть малейшая потребность в пище. В крайнем случае, посидеть на солнышке – вот и вся пища. Но, всё же, она даже иногда ест. А вино (как мне, опять таки, иногда кажется) способна потреблять литрами, без каких - либо последствий, что поверьте, вызывает у меня иногда жгучую зависть….
В этот раз мы заходим в шумное заведение. Как объясняет мне Императрица – это что-то вроде нашей трапезной для слуг, только питаются тут все, кто захочет и за деньги. Потом мне объясняют, что такое деньги. Потом объясняют, зачем они нужны. И так далее.… Так, за время беседы мы успеваем съесть целое море пирожных (интересное представление о еде, не правда ли?), меня поют вкуснейшим напитком – горячим шоколадом. Этот вкус мне запомнится навсегда. Более того, я выдвигаю предложение сделать его нашим обязательным блюдом в Адрии. На что Вашество задумчиво соглашается, мол, так и сделаем….
- Ладушки, Шико, этот мир мы уже спасли. Пора уходить, а то ты разоришь меня, - она улыбается, подмигивает, легко встаёт и идёт по направлению к выходу.
«хм…. интересно, и когда это мы успели спасти этот мир? Или, если бы мы не выпили два литра жидкости и не съели бы полкило пирожных, этот мир бы рухнул?», я не замечаю, что думаю вслух, на это Вашество озорно смеётся и говорит: «что-то вроде!», и подмигивает мне…

---------------------------
Жизнь
- Кроме того, ты просто обязан участвовать в Турнире! Ну, кто кроме тебя будет вызывать на дуэль, придумывать каверзы и старательно портить серьёзный настрой участвующих своими шуточками? И потом, есть некоторый шанс, что те, кто попадётся под твои светлые очи, с перепугу откажутся участвовать. А это, в свою очередь немного сократит время Турнира.
- Н-да, особенно, если учесть, что очи мои карего цвета…. – бурчу я. Поверьте, я готов на всё, ради Её Величества…. Но это….. это выше моих сил…..
- У тебя есть шанс потренироваться прямо сегодня и ещё в ближайшие дни, ибо ко мне приехал в гости изрядно поднадоевший лорд Роберт, «муженёк» чёртов, что б ему пусто было! Этот ….как бы помягче-то сказать? Этот Дон Жуан, Казонова – неудачник, решил пофлиртовать прямо у меня на глазах! Дурень! Как ты думаешь, Шико, он серьёзно думает, что я ничего не вижу, или наивно надеется на моё всепрощение?
- Я-то тут причём? Не знаю, не знаю…..
- Как причём? Короче, слушай, мне надоело поведение этого, с позволения сказать, мужа, который, кстати, не муж вовсе, а так, увалень-ухажёр. Надо его проучить. И весьма хорошо это сделать. Данное задание я намеренна поручить тебе.
- Опять я! Ну, почему всё время я? У вас же слуг как гороха в амбаре!
- Это потому, что нет никакого доверия к ним. И потом, эти слуги слишком скучные, он приказ примут буквально, и сдуру отравят его. А мне потом их казнить, за неверно понятый приказ…. Мороки много. А ты у меня на выдумки горазд, да и насколько я помню, тоже не особо сильно любишь лорда.
- Да я вообще, мужчин не особо люблю. Мне больше девушки по нраву…. Спасибо за доверие, уж я расстараюсь…. – мне стало неожиданно весело. Сказать, что я недолюбливал этого человека – не сказать ничего…. А посему….. Посему я воспрял духом и пошёл чинить управу.
Нет, лорд Роберт не был мужем Императрицы, но старательно набивался на эту роль, при этом, не забывая флиртовать с о всеми фрейлинами, дамами и вообще, со всем женским полом. Всё бы ничего, только дамы от этого сильно страдали и были весьма не довольны. Причём они попеременно, то жаждали его смерти, то требовали узаконивания отношений. Не скрою, что после его визитов, в замке обнаруживалось несколькими «тяжёлыми» дамами больше. А Императрица вытащила его в своё время «из грязи в князи», для исполнения им кое-каких обязанностей. Сначала поведение новоиспеченного лорда забавляло императрицу, но потом…. Потом и произошёл этот разговор. Зная её иногда тяжёлый характер и не особо тёплое расположение к моей будущей «жертве», я решил оторваться по полной. Но для начала, мне необходима была информация.
Некоторое время поблуждав бесцельно по дворцу, я случайно набрёл на того, про кого идёт речь. Лорд Роберт мило общался с фрейлиной Катрин, как раз договариваясь с ней, как та отравит (!) Императрицу, А он обезвредит основных противников…
- Это становится интересно…. – сказал я тихо.
Вскоре, после «тайного совещания», «голубки» разошлись кто куда. Лорд пошёл в свои покои, принимать ванну….
Поскольку и Адрия не особо любила этого гостя, то ему пришлось изрядно поплутать, прежде чем набрести на свои покои. Я тем временем успел сбегать на оружейный склад за взрывчаткой. Пробравшись в комнату, подложил взрывчатку под большую чугунную ванну, в которой лорд собрался купаться…. Еле успел спрятаться, между прочим…
Он зашёл, сбросил с себя всю одежду (хм…. Не понятно, чем он так нравится женщинам?), залез в ванну, стал напевать песенки и пускать по воде резинового утёнка…
- ня-ня-ня….мы все пойдём на войнуууу…. А на войне я той умрууууу, а ты меня, дорогая не ждииии! – и так далее. Это всё, абсолютно без слуха и голоса, зато во всю полную дурную глотку
Я хмыкнул, и аккуратненько поджёг шнур. Н-да…. В пиротехники что ли податься? Пол под ванной провалился, и лорд Роберт, во всей своей так сказать красе, вместе с ванной приземлился этажом ниже. Смею заметить, что этажом ниже был малый бальный зал, где в эту минуту танцевали вальс.
Представили себе картину? Торжественная музыка, пары вальсируют. Вдруг раздаётся ужасный грохот, каменные крошки, осколки хрустальной люстры… и посреди всего этого совершенно ошарашенный и абсолютно голый лорд Роберт.
Императрица на своём троне давится от смеха…. Ну, потом-то ему дали что-то набросить на себя… то ли занавеску, что ли… неважно, но было весело….
- Всё это, конечно здорово, но почему именно так? – Это уже меня императрица спрашивает. Смею заметить, она даже не пытается сдержать хихиканье.
- А нечего вести подрывную работу среди дамского населения Адрии!
Видимо, мой голос прозвучал настолько зло, что она тут же перестала смеяться.
- Что-то случилось?
- Государственный переворот с нами случился! Точнее, случится, если вы не предпримите никаких действий!
- Очень интересно. Давай уж, рассказывай, коль начал.
Ну, я рассказал, конечно. А куда мне было деваться?
- Н-да… дело принимает серьёзный оборот. Знала я что, Роберт глуп, но что настолько! Ох, недоброе дело он придумал. Но и откликнется оно ему так же.
Вот, что я тебе скажу, Шико. Вызывай-ка ты команду Белых Волков. Пусть поработают немного, а то они, наверное, уже устали отдыхать.
Мне вдруг резко расхотелось шутить. Команда Белых Волков – команда профессионалов. Смертоносная армия из 12 человек, способная уничтожить любое количество живого материла, не моргнув глазом и при этом даже не поцарапаться. Странные высоченные создания с совершенно непропорциональным телосложением, острыми волчьими ушами и клыками. Их руки и щёки покрывала серебристая волчья шерсть. А вот командир имел вполне человеческий облик. И имя у него было совершенно не серьёзное, для такого серьёзного дядьки, коим он являлся. Звали его Танцующее Облако. О нем можно было сказать одним словом: огромный. Совершенно обаятельный дядька, и мой лучший друг по совместительству. Именно благодаря ему, я когда-то, очень давно, остался в живых, да еще и был пристроен ко двору Её Величества. Виделся я с ним гораздо чаше, чем Императрица.
Вот уж не думал, что дело примет настолько серьёзный оборот.
А с другой стороны, он делал своё дело с таким удивительным изяществом, что невольно приходилось смотреть и любоваться. И потом. Никогда не знаешь, как именно он выполнит поручение. Но, в любом случае, противник всегда обезвреживался.
И так. На мою бедовую голову свалилось очередное приключение.

Путь.

Сырая красная кирпичная кладка, полу-развалины, полу-катакомбы, а может, просто лабиринт, с пробитыми в некоторых местах дырами-окнами-дверьми. Под ногами битый кирпич. Сырость. Строительный сор. В начале этого «недолабиринта» и потолки и стены каменные, проходы освещены, чем дальше – тем хуже. Чем глубже заходишь в лабиринт, тем более «современный» и тем более разрушенный. «Недодом» с этажами, бельэтажами, скрытыми и явными лестницами и ходами… Неприятная штука, но всё же идёшь. Со стороны кажется (если бы было кому наблюдать), что заплутавший человек пытается выбраться. НА самом деле это не совсем так. Перепрыгиваешь в полуразрушенный коридор, пробегаешь его и как мышь юркнешь в окно бывшей раздачи пищи. Больница что ли?
Не важно. Радует что, если правильно идти, - быстро отсюда выходишь. Если - ключевое слово.

Я птица бледная,
Печаль несущая
Из беды вышедшая,
Да в горе сгинувшая.

Я птица радости,
Рассвет дающая…

Продираясь сквозь пробитые стены, царапая кисти рук, я карабкался за императрицей вглубь этого ада. И казалось, она пошла сюда, что бы навеки остаться блуждающей по бесконечным коридорам и переходам. Почему-то не хотелось её окликивать и спрашивать, когда мы дойдём. Я боялся увидеть ее лицо в этот момент. Она рвалась куда-то, продиралась, карабкалась по совершенно не предназначенным для этого поверхностям. Я не заметил, когда рваные кирпичные стены перетекли в стены красного кустарника, обросшего со всех сторон, как дикий ёж острыми шипами-иглами.
- Осторожно. Шипы ядовитые. – Чужой каркающий голос раздался со стороны императрицы. Я посмотрел на ее лицо. Вместо лица была птичья голова. Она усмехнулась, - не бойся, это не навсегда. Выйдем отсюда, моё лицо вернётся.
- Да уж, побыстрее бы, - я поёжился.
Под ногами хрустел мелкий красный песок.
- ничего, выйдем, отдохнёшь немного.
- Почему у нас такой странный путь?
- Что бы ты знал, куда идти, если попадёшь сюда один.
- Один? Но я…
- Именно, Шико. Однажды ты захочешь прогуляться один. И я хочу, что бы ты знал максимум безопасных дорог. Они не всегда приятны, но на это в скором времени просто перестаёшь обращать внимание. Так что, постарайся получить максимум приятных ощущений. Иногда нужно окунуть себя именно в такой неуютный мир, что бы понять, что всё, что с тобой творится – дело временное. А в некоторых мирах это неуютное ощущение присутствует всегда. Но даже здесь его можно изменить. Смотри.
Небо (хм. Стоп. Небо? В здании? Кажется, пока я пытался успеть за её Величеством, чего-то не заметил), до этого (значит, оно появилось раньше чем только что) напрочь забитое тяжёлыми грозовыми тучами, начало расползаться в улыбке синего неба. Начало выглядывать солнце и даже немного потеплело. На колючем кустарнике появились бутоны, которые быстро раскрылись и залили тропинку таким же голубым светом, что был на небе. - Видишь?
- Угу.
Моя мрачная физиономия начала проясняться. Я вообще не умел долго горевать, а уж тем более по такому пустяковому поводу. Вашество дёрнула меня за хвост и чмокнула в кончик носа.
- ну-ка, иди сюда… - Сказала она уже нормальным голосом, увлекая на непонятно откуда взявшуюся полянку, поросшую мягкой, как ковёр тонкой нежной травой. Пока изумлённо озирался по сторонам, она легонько толкнула меня на траву. – Будем тебя лечить от меланхолии, - хитро прищурилась и села рядом…
Тут моё перо смиренно просится в отпуск, дабы не присутствовать на событиях, происходящих дальше, и я вполне соглашаюсь с ним, откладывая до тех пор, пока не начнёт происходить то, что можно описать.

Жизнь
Мы сидим в беседке, попивая из тонких розовых бокалов какую-то изумительную фиолетовую вкуснятину. И я в очередной раз убеждаюсь, что погреба Её Величества просто невозможно познать от начала до конца. Напротив меня, в таком же плетёном кресле (и как он туда поместился?) сидит Танцующее Облако. Я в который раз изумлённо покачал головой, пытаясь понять, чьё же чувство юмора позволило себе так назвать сидящего напротив меня собеседника. Впрочем, он вполне похож на облако. Мягкие плавные движения, искрящиеся глаза, и лёгкая улыбка на губах. Мне совершенно не верится, что это большое общительное чудо природы – командир отряда наёмных убийц. Но так оно и есть.
Тем временем, я как раз закончил обрисовывать сложившуюся ситуацию.
- Да, казалось бы, и, причём тут мы? – он легко поставил бокал на край столика. – Ну, ладно. Раз сказали, значит надо. Заодно проветримся.
Он легко встал. – Шико, друг мой, мне пора. Ещё встретимся. – Кивнул мне и быстро растворился в петляющих дорожках огромного сада Адрии.
Я почесал затылок. Ну и дела.… Кажется, я просто обязан в срочном порядке проветрить свою голову, которая уже порядком опухла от такого количества неожиданно навалившихся серьёзных дел. Нет, серьёзность – это решительно не моя стезя! Я легко вскочил на столик и сделал сальто назад, на одну из садовых дорожек. – Ай! Откуда здесь крапива?! – нет, правда! Я угодил прямо в крапиву. Очевидно, Адрия решила, что уж, коль я перестал шутить, самое время начать шутить ей. Потирая обожженные руки, я решил сбежать из сада на море. Но, как назло, тропинка кружила и совершенно не торопилась выводить меня к воротам. Но, зато, она вывела меня к небольшой удивительной резной беседке с небольшими деревянными скамеечками и плетёными корзинами под ними. Поскольку рядом никого не было, я решил исследовать свою неожиданную находку. В корзинах лежали бутыли с вином и какая-то лёгкая снедь. Покопавшись немного, я даже нашёл слегка помятый и потемневший от времени металлический кубок. Сначала я налил себе вина, выпил залпом первый кубок «за потерю покоя» и только потом, когда уже наполнил кубок во второй раз, подумал: «Стоп: старый кубок? Да и беседка, как будто веками тут стоит». Только теперь я решил оглядеться.
Да. Иногда наша жизнь приносит нам странные сюрпризы. Из беседки открывается захватывающий вид на бескрайнее море. Само строение находится на высоченной скале, покрытой только мхом и редким кустарником, покрытым мелкими невнятными желтыми цветочками. От беседки, вниз, по единственному пологому склону ведёт хитрая петляющая тропинка. И никакого намёка на сад. Да что там! И на дворец никакого намека тоже не присутствовало! Я испугался не на шутку. Но только я выскочил на тропинку, как тут же появилась большая чёрная птица, и, махая огромными крыльями перед моим многострадальным носом, загнала меня обратно. – Ну, чего тебе тут не сидится? не нравится что ли? – Удивительно знакомо прозвучал этот голос. Я моргнул, надеясь, что наваждение пропадёт.
Ага. Сейчас. Вместо наваждения передо мной стоит Императрица в лёгком, совершенно неземной красоты, платье. – Ну, что ты так смотришь, как будто впервые видишь? – она улыбнулась и достала (совершенно непонятно откуда – не было у нее ничего до этого момента!!!) корзинку с устрицами и виноградом. – Пойдём, напьёмся, горе ты моё!
Достала из корзины второй кубок: - чего стоишь? наливай!
…кажется, в этот раз напился не только я…
Утром я проснулся в своей комнате, а рядом мирно посапывала Вашество. Если честно, то до этого момента я думал, что она вообще не спит! Она тут же открыла глаза: - а! это ты? я-то думала, кто это меня всю ночь под бок толкал? Принеси вина!
Я принёс, хотя сам был не в лучшем виде.
- Ты хоть дорогу туда запомнил?
- Ага, и карту нарисовал, и к стенке гвоздями прибил, – моё настроение зашкаливало за отметку отвратительно.
- Так. Понятно. – Она неожиданно вскочила, схватила подушку и начала меня бить по голове! Я начал отбиваться. Потом она просто закидала меня этими подушками. Никогда не думал, что на моей кровати их такое бесконечное количество! По крайней мере, в какой-то момент мы упали, оба уставшие, по уши в перьях и пухе, и хохочущие, обратно на кровать. Я уж начал успокаиваться, но коварство Императриц не знает предела! Он подползла ко мне и начала щекотать! Наконец, я не выдержал и, всхлипывая от хохота, попросил пощады.
- И так будет с каждым! – победным голосом заявила Вашество, оставляя, наконец, меня в покое.
Несколько следующих дней я тонул в божественно-сладкой дымке неожиданного внимания Императрицы. Мы практически не расставались, и никакого третьего лишнего рядом не наблюдалось! Дорогу в беседку я выучил настолько, что даже с закрытыми глазами нашел бы её. Оказывается, Адрия была не со стороны единственного пологого склона, а с противоположной стороны! И, если свеситься с каменного перильца беседки вниз, в сторону обрыва, то внизу можно увидеть наш дворец с садом, а дальше – спуск в город, где уже появились каменные здания, дорога, мощенная неровным булыжником, и даже какие-то высокие голубые стрельчатые крыши. И это мне скорее нравилось, чем нет. Я пообещал себе, как только появится свободное время, сходить на разведку и узнать, что же под этими крышами выросло. Что меня поразило больше всего, так это то, что за неровным краем этого тихого городка жизнь продолжалась! И неровные дороги, выскакивая из разных частей города, стремились куда-то вдаль. Впервые за долгое время проживания здесь, мне захотелось выйти дальше чем, за пределы Адрии и города.
Потом, за каким-то очередным обедом и ужином она позвала меня и со смехом сказала: - слушай, а ведь он не шутил. Он и вправду меня отравить решил…
Я вопросительно взглянул на неё. Она небрежно указала рукой на бокал из оникса. Сколько я себя помню, этот бокал был абсолютно чёрным, без единой крапинки. А вот сейчас он был противного болезненно-зелёного цвета.

- Вот зараза. – сказал я. – СТОП!!! Вы ж только что выпили два цельных бокала… и я из этого же кувшина пью!
- Тоже мне, кисейная барышня, - улыбнулась Императрица, наблюдая моё бледно зелёное перепуганное лицо. Да не помрёшь ты. Что я изверг своего любимого шута травить? Он отравил сам бокал. Мой бокал.
- мммм…. – если можно бледнеть после того как уж побледнел, то именно этим сейчас я и занимаюсь, с тревогой всматриваясь в любимое (ЛЮБИМОЕ??? Кажется я основательно вляпался!) лицо, автоматически выискивая признаки отравления. Она смотрит на меня из-под слегка опущенных ресниц.
- Успокойся. Ты ему не нравишься, но тебя он наверняка захотел бы убить по- другому. – Говорит он и начинает заваливаться в бок.

- Императрица отравлена! - Как идиот ору я во всю глотку, наблюдаю, как подлетают стражники, а Императрица наглядно бледнеет, зеленеет и сползает под стол, изо рта идёт пена, глаза на выкате –страх, ужас и горе Адрии у всех на глазах.
Прибегают, суетятся, Императрица еле вменяема, слабым голосом приказывает нести её в свои аппартамены, подзывает меня и при всех отправляет за лекарями из «нижней деревни». Мои глаза наполняются слезами.
- Я, - говорю, - не брошу вас в такую минуту!
- Иди, только лекарь из нижней деревни может мне помочь. У нас мало времени. Зайди ко мне в спальню, там, в столе есть карта, как дойти. Ключ вот. – Протягивает мне ключ и теряет сознание.
Я в слеза, соплях, бегу, спотыкаясь. Несусь в спальню, дрожащими руками с пятого раза попадаю в скважину замка. С трудом открываю, чуть не ломая сначала ногти, потом замок. Выдвигаю ящик. А там – никакой карты!
Только бутылёк с надписью – «в день по чайной ложке, не больше».
Сползаю по ножке стола вниз, закрываю лицо руками, беззвучно плачу.
Но она ж не могла перепутать. Она не могла не знать. Она не могла не придумать что-нибудь… Слышу шаги – несут Императрицу.
Хватаю бутыль, закрываю ящик, достаю ключ, кладу на столешницу, прячусь.

Открываются двери, вносят Императрицу, аккуратно перекладывают на кровать, пытаются привести в сознание. Она открывает глаза, поднимает и слабым голосом просит всех удалиться.
- Шико меня спасёт, так что ступайте. Ваша помощь будет, к сожалению бесполезна. – Роняет без сил голову на подушки.
Они какое-то время ещё топчутся рядом, потрясённые случившимся, наконец, расходятся.
Я стою, коленки дрожат, по лицу слёзы градом, боюсь пошевелится.

-----------------
Полностью здесь: http://www.proza.ru/2010/04/11/615


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, пути императрицы, татьяна пустая, творчество

18:31 

Пути Имперетрицы 3

Жизнь
…Наконец, и дворец и сад приобрели относительно постоянные очертания.
Это, я так говорю. На самом деле, Адрия любит путать дорожки в саду и переходы в самом дворце. Но, все же. Образовались наконец-таки определённые «жёсткие» пути, уже не меняющие своего местоположения на мифической, нигде не существующей, «карте». Благодаря этому, я обнаружил, что у нашего сада есть ворота, к которым от самого дворца протянулась относительно ровная, но «жёсткая» дорога. «Что же», - подумал я, – «раз есть ворота и дорога с этой стороны ворот, то, значит, должна быть дорога и с той стороны ворот». Ну, а поскольку, у меня всё же достаточно свободного времени, я решил проверить свою догадку. В одно утро я заскочил на кухню, утащил оттуда лепёшки и вино, пошёл на разведку. Первым делом, за воротами, меня встретил совершенно другой ветер, и он пах морем! Когда я, наконец, перестал жмуриться от нахлынувшего солёного запаха, то оглянулся вокруг. Оказывается, Адрия поставила себя на высокий холм. От ворот, вниз спускалась, петляя, весёлая песочная дорога. Вокруг трава, высоченная, достающая до моего слегка небритого подбородка. По краям дороги – репей и ковыль вперемешку с васильками и придорожной ромашкой. Снизу поднимается запах скошенной травы и… тот самый запах, что подарил мне тогда ветер Адрии. Я вприпрыжку побежал по дороге вниз. Вскоре травы стали ниже, а позже сменились длинным, насколько хватало глаз, вересковым полем. Что это вереск я не знал – мне ветер подсказал имя этого дивного кустарника. Его ароматные цветы имели тот же цвет, что и мой самый любимый шутовской камзол, а кузнечики звенели, как чистейшие тоненькие колокольчики и бубенцы. «Это – тебе», прошептал ветер. Я спрыгнул с дороги в эти цветы и бездумно побежал вперёд, кружась, хохоча, и крича всему этому миру какие-то бесполезные легкие слова. Не знаю, сколько я так бегал и смеялся. Набегавшись, ткнулся лицом прямо в вереск, и, хотя он больно мне оцарапал лицо, я только радовался…



--------------------
… Есть здесь спуск к песчаному берегу моря. На берегу небольшой рыбачий посёлок, пирс, с привязанными к нему лодочками, лодками и кораблями. Море тихое, ласковое и можно часами нежится в его прибрежных волнах, наблюдая сквозь прикрытые веки за неспешной работой жителей городка (откуда он взялся?) и небыстрым ходом солнца.
Дорога, самая широкая, утоптанная и длинная - так уж получилось – идёт по вересковой пустоши, что всегда наполнена запахом цветов и мёда, гудением пчёл и стрекотанием кузнечиков. В пустоши хорошо валяться в полдень, бездумно раскинув руки и уставившись в небо, лениво глядя за игрой мелких птиц, хищников и облаков. Не могу сказать, что подобные вылазки бывали у меня часто, но это только прибавляло желания потихоньку сбежать из дворца, сигануть с кручи в волны. Насобирав с камней устриц для себя и жемчуга для Императрицы, подплыть к тихой бухте. Там, в бухточке, отдать часть улова жителям, получив за это кувшин хмельного напитка с парой лепёшек или большой белой рыбой, только что пойманной и тут же запечёной на раскалённых углях. Послать мальчишку с устрицами в замок, чтобы те не успели испортиться на солнце, что в полдень хорошо припекает даже мой белый затылок. Взять кувшин и залезть в самое сердце Пустоши, где развалиться и попивая хмель, глупо радоваться этой странной штуке, под названием жизнь.

…Песочная дорога уводит вниз, к деревне, где люди живут добычей рыбы и жемчуга. Постепенно деревня разрасталась, деревянный пирс превратился в каменный. К причалу начали подходить крупные корабли. Только здесь можно было увидеть в продаже синий жемчуг. Корабли с других берегов были нечастыми гостями у нас и, как мне кажется, прибывали они скорее с других миров, нежели чем с других берегов моря. А может, других берегов у моря и не было…

Вот именно в такой чудесном, тихом месте, и находилось средоточие мощи более чем тысячи миров….

…. Это я так резко прервался, вспомнив, что, в общем-то, не обо мне речь идет. Но, не беспокойтесь, скромный Шико то и дело будет появляться не только в качестве рассказчика, но и в качестве героя всяческих заварушек.

Как будто бы она была ответом
На все мои моления о счастье
Лба моего рукой слегка коснулась
(Душа моя в тот миг рванулась к небу,
Проснулся дух, и жизнь во мне очнулась)
Я больше никогда так счастлив не был.
Но старая колдунья мне велела:
Ни слова никому об этой ночи!
Жизнь прожита, она во мне истлела
Я расскажу, теперь уж нет мочи!*

*Текст «Тройка червей», списан наглым образом с книги, что была неосторожно поставлена на выставке рукописных изданий древних времён. Ни названия, ни автора этой книги мне неизвестно.

… Набегавшись от души, я решил вернуться обратно. Набрав для Императрицы жемчужин разных размеров и всех трёх цветов, соорудил из мягкой тонкой травы подобие гнезда, дно устелил васильками, края – веточками с цветками вереска. В «гнездо» уложил жемчужины. До сих пор удивляюсь, как я донёс это «произведение искусства», даже не помяв его…

… Не думаю, что имеет смысл описывать совещания тайные и не очень, они одинаково монотонны и скучны. А вот балы и приёмы средней официальности нередко бывали, скрашены моей скромной персоной. До сих пор Она посмеивается, вспоминая, как я вязал свитер с капюшоном для удава: «две лицевых, одна изнаночная» - громко оповещал я зал, потом добавлял «сто один, сто два…». Господа гости стали просить Императрицу прогнать меня или хотя бы заставить замолчать, на что она ответила: «не сбивайте Шико, он занят серьёзным делом». Гости обалдели. Да что там, моя челюсть пыталась подмести пол. Я тогда смотрел на Императрицу, так как будто вижу её впервые в жизни.… Впрочем, от неё всегда можно ожидать чего-нибудь, вроде данной речи. Но, тогда, она поразила и меня.… Позже, когда, всё же разговор состоялся, оказалось, что гости приехали с такой просьбой, что это было не смешно даже мне. Глупость, да и только. Так что, «поделом им» - шепнула мне на ушко Императрица. Горячее дыхание обожгло меня, я рванул в сад, нарвал там ворох совершенно фантастических цветков плюща и пока Её не было, полностью засыпал ложе, в котором она якобы должна предаваться отдыху. Вечером в эту комнату она зашла одна, потом позвала меня. Голос мне показался несколько растерянным.
- Шико, ты не знаешь, что это?
- Это мой подарок, – скромно потупившись, сказал я.
- Да? И с каких пор ты занимаешься друидством?
- Чем?
- Выращиванием всего подряд, где угодно, если говорить коротко, не ясно и не совсем точно.
- Э-э-э… - глубокомысленно ответил я.
- Ну, тогда полюбуйся, - сказала Она, усмехнувшись, и махнула рукой в сторону кровати. Кровать, ковёр, стены, да почти всё заросло тем плющом, цветками которого я так заботливо украшал кровать. Более того, я принёс только тёмно фиолетовые и бархатные синие цветки, а комната цвела всеми возможными цветами. К тому же цветы выделяли такой аромат, что хотелось сесть и дышать им, посвятив этому занятию всю оставшуюся жизнь…

…Сон…
…Небольшая комната, в готическом стиле, с высоким потолком и соответствующими данному стилю, скупым геометрически выверенным декором, более всего подходила на келью; если бы в ней была дверь или, хотя бы, окно. Комнатка с пола до потолка, со всех сторон вся в полках с ячейками. Ячейки имеют различные размеры, а полки сделаны из самых разнообразных материалов. На каждой полке стоит статуэтка, они так же сделаны различными способами из самых разнообразных материалов. Статуэтки изображают различных идолов и мелких божков. Только одна единственная ячейка пуста. В комнате появилась девушка в чёрном платье. Просто появилась, из ниоткуда. Огляделась. Некоторое время она рассматривает эти статуэтки, а потом обращает внимание на пустую ячейку. Воздух завибрировал. На пустом месте появилась еще одна скульптура. Она сильно отличается от всех остальных и сделана из самого обычного дерева. Воздух тем временем вибрирует всё сильнее. Задрожали статуэтки и начали падать, вспыхивать, разлетаться на куски, превращаться в пепел и просто исчезать. А на их месте появляется такие же скульптуры из дерева. Постепенно они занимают все освободившиеся полки. Как только это случилось, одна из стен начала так же вибрировать, а потом, осыпаться. Всё это происходит абсолютно бесшумно. Под слоем декоративной штукатурки оказались самые обычные красные кирпичи. Стена осыпалась, образовав вытянутую арку. Создалось впечатление, что тут был проход, и его, по какой-то причине заложили, причём кирпичом, что никак не соответствовало архитектуре данного места. За «новоявленной» аркой открывалась весьма интересная картина. Оказалось, что комната эта находится в католическом храме. И сейчас в нём ведётся весьма странная месса, несколько отличающаяся оттого, что, мы привыкли видеть в католических храмах. Главный «священник» стоит перед алтарём и, воздев руки, нараспев читает на латыни молитву. Перед ним, на алтаре лежит раскрытая книга. У священника два помощника, очевидно, заранее знавшие, что и когда делать. Ритуал производится без обычных «инструментов – артефактов», типа чаши, креста и прочего. Прозвучала фраза, после которой девушка превратилась в серебристый туман и, одновременно, стала просто невидимой. Она обошла вокруг алтаря и заглянула в глаза читавшему. Тот явно почувствовал её присутствие. В его голосе, бывшем до этого момента монотонным, появилась нотка радости. Он прочитал ещё несколько фраз, и девушка смогла прикоснуться к его руке. От руки веяло теплом. После, она влетела с вдохом читавшего, в его рот и тот смог её увидеть. Теперь они были вместе. Она стала видимой и материальной, а в воздухе поднялся ветер, который скинул книгу с алтаря, да в ней всё равно уже отпала надобность. Служащие – помощники быстро ушли. Ветер всё усиливается и начинает раскидывать скамьи и качать тяжелые кованые люстры. Он берёт её за руку. Им очень хорошо вместе. Она чувствует себя дома. И, словно подтверждая ощущения, он говорти ей: «ну вот ты и дома. Было сложно вернуть тебя, но я это сделал. Пойдём». Они идут вместе по направлению к выходу. Вдруг одна из боковых стен исчезла. Сначала за ней промелькнул обычный пейзаж: трава, растущая у стены, дорога, дома, город.… Потом это всё исчезло с такой же скоростью, как и появилось и на месте предполагаемого пейзажа появилось серое марево. Девушка начала постепенно растворяться в воздухе. Её забрали другие миры……

---------------------
целиком здесь: http://www.proza.ru/2010/04/11/615


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, роман пути императрицы, статьи, рецензии, татьяна пустая, творчество

12:58 

Пути Императрицы 2

…Наш дворец расположен весьма странным образом. Более того, он живёт своей жизнью, имеет характер, подстать хозяйке, и вообще.… Называется дворец Адрия. Поскольку я появился в этом месте, когда тут ещё практически ничего не было, и активно участвовал в придумывании множества разных флигелей, анфилад, и прочей полезной красивой чепухи, могу смело заявить, что дворец был всё же НАШ, а не Императрицы. Хотя…

Дворец, хоть и был построен из достаточно тёмного серого камня, не угнетал своим видом, скорее он казался лёгким и даже, иногда, прозрачным, нематериальным. По крайней мере, гости, что не понравились Адрии, могли очень долго пытаться подняться по лестницам, через камни которых свободно двигались их ноги. А застрять в стенке этого замка вообще не составляло труда. Ну, как говорится, что тут поделаешь! Дворец молодой, даже хозяева ещё не очень знают, как всё же должен выглядеть конечный вариант этого более чем трёхмерного лабиринта. Скажу по секрету, в конце концов, мы так и оставили его достройку на совесть самого дворца. Как только определились более или менее чёткие границы постройки, и появился основной дворец, сразу, вокруг начал расти сад. Причём, это было желание самой Адрии. Более того, Адрия, будто угадав настрой и характер хозяев, изменила и погоду в этом молодом мирке. В саду практически всегда было лето. Иногда его сменяла короткая грустная осень, достаточно быстро сменяющаяся новым цветением и вновь летом. Иногда, когда хозяйке Адрии было грустно, осень затягивалась. В такие времена можно даже было поймать руками снежинки. А однажды, Королевна, завязав мне глаза, вывела в сад и толкнула в настоящий сугроб! До этого момента я не знал, что может быть так много снега. Но, быстро оправился и стал отбиваться от снежков Её величества. Правда, она всё же в меня попадала, и каждое попадание вызывало у неё смех. Я промок до ниточки и схватил насморк. Но все мои страдания были завершены, как только я попытался серьёзно заболеть. Она сама пришла в мои комнаты. На лице была написана коварная хитрость. В руках был поднос. Она меня с ложечки кормила мёдом. А закончилось это как всегда, я был по уши вымазан мёдом. Каково же было моё возмущение, когда вместо вполне понятно, почему ожидаемого продолжения, она с лёгкостью схватила меня за ворот моей серебристо-розовой пижамы и опустила в ванну, полную горячей ароматной будоражащей воды, и начала тереть обыкновенной мочалкой!
Кстати, однажды я решился таки дойти до ажурных решёток сада и взглянуть, что же за ними. Там ничего не было! Правда, меня тут же успокоил прилетевший с ветром шепот Адрии, которая заверила мне, что скоро за садом появиться продолжение. На мой вопрос: «и какое?», ответа не последовало. Только ветер бросил мне в лицо удивительный запах, которого я прежде не знал….

М-да… Участие в подобного рода собраниях, да ещё и в качестве шута (заметьте сам парадокс: шут и на военном собрании) даёт определённого рода привилегии, и, ну это уже так, между прочим, оплеухи от всех подряд. Конечно. Люди, извините, жители Адрии, так будет правильней, с гостями или сами по себе собрались, чтоб обсудить серьёзные дела, а тут на тебе. Шут, который фиолетово-розовой молнией летает по залу, звенит бубенцами, выделывает всяческие коленца и абсолютно расстраивает столь долго устраиваемую дисциплину и тишину. Кстати сказать, выгнать меня не могут. Так пожелала Императрица. Но, признаюсь, гораздо легче воспринимают мною создаваемый шум, нежели, чем игру на флейте и тихое пение. Постольку, поскольку на шум можно внимания не обращать, а вот на музыку не обращать внимания у них пока не получается. Слушают.




Путь
Каждый раз начиналось путешествие с перекрестка дорог, что находился в столь старом городе, что и название его давно стёрлось, будучи вытоптанным сотнями тысяч прохожих, в основном, приезжих, что, как и мы, появлялись именно на этом перекрёстке. А дальше – у каждого своя дорога, не так ли?
Императрица впервые взяла меня с собой.
- Сейчас мы здесь на правах гостей, даже лучше – на правах перелётных птиц. То есть, ни здесь, ни в других местах подолгу задерживаться не будем. По крайней мере, пока не дойдём то точки, где можно будет остановиться без риска для твоей физической оболочки. И зачем ты её с собой потащил? Мои попытки объяснить, что я этого сделать не могу, всегда встречали ответ: можешь, но не хочешь и боишься. На это я уже спорить не мог, потому что Императрица была права. Впрочем, она всегда права.
Больше всего подобное путешествие похоже на ворох цветных снов, с той только разницей, что если тебе здесь откусят руку, ты так без неё и останешься…
... Дорога, мощенная кирпичом, невысокие здания постепенно скрывались, заворачивались в тень, из которой выплывал совершенно другой мир. Ночь, узенькая асфальтированная улица, по бокам которой – слева и справа небоскрёбы – неба не видно. Улица освещается слабым светом ночных светильников. За окнами – чернота.

Дым седой над чёрными огнями
Огни пусты. Здесь места нет словам.
И всё, что было, остаётся с нами.
И всё, что будет, достаётся нам.

И я иду, и нет конца дороге.
Уже мой путь не будет завершён.
Огонь обсушит вымокшие ноги,
Лицо сокроет тёмный капюшон.

Я всё иду, мне не найти покоя.
Слова – пусты. Я не люблю слова.
Теперь уже никто не помнит, кто я.
Лишь тихо плачет чёрная вдова…*

*Стих Панкратова-Искры Антона, – Дарконта.

….Никогда не знаешь, что в следующий миг взбредёт в голову женщине.
А если это женщина к тому же ещё и Императрица.… Вот уж никогда не думал, что ей могут нравиться такие места и такие стихи, что проникали через все поры моего весьма тощего тельца, заставляли его, (то есть - меня, любимого) дрожать каждой клеточкой моей бренной оболочки. Это был даже не эмоциональный настрой, это было физическое состояние. Я про себя ужаснулся – неужели она каждый раз идёт по этому пути? Ох, как мне вдруг расхотелось получать ответ на этот вопрос…. Улочка закончилась неожиданно, настолько неожиданно, что я чихнул и стал ошалело хлопать глазами…. Следующий мир…. Она усмехнулась, глядя на мою перекошенную физиономию, провела тыльной стороной ладони по моей слегка небритой щеке, и наважденье слетело, словно сорванный ветром лист. Стало неожиданно легко и светло. Я завертел головой во все стороны сразу, но, тут же вляпался, по милости моей Госпожи, естественно, в следующий мир.
- Я немного изменила маршрут, а то ты два таких мира подряд просто не переживёшь, поэтому можешь временно расположиться здесь, - она махнула рукой.
Тем, кто бывал в долгих походах, не придётся объяснять, что такое приют-сосна, но.… Это была не сосна. Больше всего это дерево напоминало тополь, который думает, что он – ива. Огромная густая, слегка серебристая крона создавала уютное убежище для путника. Насчёт зимы – не знаю, но сильный ливень здесь точно можно было пережить; и ни одна капелька на тебя не попадёт. Более того, Крона создавала настолько большое пространство вокруг корней, что можно развести костерок, их не повредив. Межу корнями выстлано ложе изо мха. Рядом лежит некоторый запас дров.
Как только я пробрался между свисающих ветвей к ложу, повалился на него и отрубился. Не знаю, сколько я спал, но, точно знаю – проснулся я от Её лучистой улыбки. Она потрепала мои уже потрепанные сном волосы и встретила меня следующими словами:


…Не думал, что это пустая дурь,
Не думал вообще ни о чём…
Пускай играют зарницы бурь –
Бессмертным всё нипочём…*

*Стихи Дарконта (здесь и далее я позволю себе называть этого человека именно так).

Я подавился. Она же, услужливо похлопала меня между лопатками, и тут же подала ковшик с ледяной сладкой водой.
- Ну, ты и соня. А знал бы ты, чего во сне говоришь. Шико.
Боже мой. Когда она произносит моё имя ТАК, я взлетаю, взрываюсь и опадаю на её бесконечно любимое лицо белыми лепестками роз. Из всех роз она предпочитает белые…
Я хотел, было попытаться оттянуть отправку, но сам тут же понял – пора.
Я вскочил, естественно, споткнулся и грохнулся.
- Нет, милый друг, так не пойдёт. В этой одёжке ты распугаешь всех. А кого не распугаешь, те помрут со смеху. – Это она, между прочим, говорила о моём любимом камзоле. Далее, она несколько растеряно махнула рукой по направлению меня, пытавшегося в этот момент всё же встать, и мой камзол исчез. А на его месте…. Лёгкие, чёрные кожаные штаны, тёмно-коричневая рубашка, с более светлым воротом и рукавами. Удобные мягкие сапоги, с небольшим каблуком. Слева, к поясу, прикреплена шпага. Волосы собраны в хвост. На руках - перчатки. Она критически осмотрела наряд, и, не удосужившись, на сей раз, хотя бы для виду, махнуть рукой, прибавила несколько деталей к моему туалету. В том числе, привесила на мою многострадальную шею тонкую серебряную цепочку с непонятным кулоном. Взглянула ещё раз, и, очевидно, не удержавшись, хмыкнула: – на тебя посмотришь – ведьмак ведьмаком. Сделать тебе, что ли глаза красными и светящимися в темноте? Ни одна зараза ведь не подойдёт…
- Ага, - с энтузиазмом поддержал я, - а каждый раз, по утру, мне придётся вас откачивать и объяснять, что я это я, а не пришлый ловец снов и ведьм.
- Нам пора.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------
лежит целиком тут и дописывается сюда же: http://www.proza.ru/2010/04/11/615


@темы: Татьяна Пустая, творчество, копирайт, культурное наследие, пути импертрицы, роман, статьи, рецензии, татьяна пустая

Татьяна Пустая

главная